Угленосные отложения Кузнецкого бассейна

25.03.2020

На морских нижнекаменноугольных отложениях мозжухинской серии залегает мощная, в основном песчано-глинистая толща с многочисленными пластами угля, содержащая остатки флоры и фауны. В ее составе выделяются балахонская, кольчугинская, мальцевская и тарбаганская серии. Первые исследования этих образований относятся к середине прошлого века. В 1835 г. Гернгросс 2-й впервые поставил вопрос о возрасте этих осадков, подразделил их на три горизонта и высказался за их карбоновый возраст. Позднее по случайным сборам в этих породах растительных остатков они относились к перми и карбону или юре. В 1891 г. Космовский высказался за наличие в Кузбассе карбоновых, пермских и юрских осадков, отвечающих так называемой ангарской серии, выделенной для Сибирского континента Э. Зюссом и являющейся аналогом гондванской серии Индии.

Более обоснованные попытки расчленения угленосных осадков принадлежат геологам б. Кабинета, разделявшим ее на два отдела, но в разных районах это подразделение было осуществлено по-разному. Представления о составе, мощности и условиях залегания угленосных отложений в то время были еще далеки от современных. «Общая мощность угленосных пород должна быть значительной, — писал один из ведущих геологов того времени П.Н. Венюков, — шахты и буровые скважины, заложенные на глубину 20—25 сажень, далеко не прошли еще всю толщу угленосных пород». Однако А. Н. Державин оценивал мощность угленосных пород не менее чем в 500 м и относил их к карбону, Б.К. Поленов (для Кольчугинской копи) — в 2000 м.

Впервые правильное представление о мощности и составе угленосных отложений было получено в результате работ, начатых в 1914 г. группой донецких геологов под руководством и при участии Л.И. Лyтугина. Они установили мощность угленосных отложений в 7690 м и подразделили их условно и временно на следующие шесть свит (снизу вверх): балахонская (карачиякская) (Н1), безугольная (пусто порожняя) (H2), подкемеровская (H3), кемеровская (Н4), надкемеровская (H5), красноярская (H6). При этом к балахонской свите был отнесен первый угленосный горизонт бассейна и за стратотип ее принят разрез по р. Томи у д. Старой Балахонки. Стратотипом безугольной свиты были приняты непродуктивные отложения, выступающие на р. Томи ниже г. Кузнецка (кузнецкая свита современной стратиграфической схемы) и других районов юга Кузбасса. За стратотип подкемеровской и кемеровской свит взяты угленосные отложения, выступающие на р. Томи у г. Кемерово. Эти свиты рассматривались как второй угленосный горизонт бассейна и сопоставлялись с угленосными осадками Ленинского (Кольчугинского), Осиновского и других месторождений юга бассейна. Стратотипом надкемеровской свиты приняты непродуктивные отложения, перекрывающие в том же разрезе на р. Томи кемеровскую угленосную свиту, красноярской — песчаники у д. Красный Яр, расположенной выше г. Кемерово. Возраст пяти нижних свит принят каменноугольным, а вопрос о возрасте верхней, красноярской свиты оставлен авторами открытым.

Эта стратиграфическая схема, впервые опубликованная в 1922 г., была принята за основу для составления геологической карты бассейна, опубликованной В.И. Яворским и П.И. Бутовым в 1925 г. Несколько позднее, в 1927 г., этими авторами была опубликована капитальная монография по Кузнецкому бассейну, в которой дополнительно к ранее установленным шести свитам, была выделена В.И. Яворским седьмая конгломератовая свита (H7), залегающая несогласно на более древних.

Собранный при исследованиях 1914—1925 гг. большой палеонтологический материал позволил продолжить разработку вопроса о возрасте угленосных отложений. Однако отсутствие в то время правильной увязки отдельных разрезов, а возможно, и недостаточная систематичность сборов наряду с общей трудностью изучения кузнецкой фауны и флоры вызвали ряд противоречий в определении возраста. Наиболее крупной работой того времени являлась капитальная монография М.Д. Залесского — «Палеозойская флора Ангарской серии»; большой интерес представляли также отдельные статьи этого исследователя.

В результате монографического изучения кузнецкой флоры (по старым коллекциям) М.Д. Залесский пришел к выводу о пермском ее возрасте в целом, без более дробных подразделений. Юрские формы, которые имелись в коллекциях, были включены им в состав палеозойской флоры, так как при сборах не отделялись от палеозойских. В частности, в распоряжении М.Д. Залесского находились образцы юрских растений совместно с типичными палеозойскими из Афонинского месторождения, в пределах которого юра не установлена и до настоящего времени.

П.И. Бутов и В.И. Яворский о возрасте угленосной толщи бассейна пишут: «Есть основание предполагать, что конгломераты в этом районе представляют гомологов красноярской свиты. Однако это предположение требует еще доказательств. Этот факт указывает, что мы не имеем права рассматривать продуктивную толщу Кузнецкого бассейна как нечто единое и неделимое. Возможно, что упомянутые только что конгломераты, а может быть и вся свита H6 будут по возрасту гораздо моложе, чем нижние пять свит. Это может удовлетворительно объяснить и совместное нахождение в угленосной толще Кузнецкого бассейна форм палеозойских даже с мезозойскими».

Действительно, в 1928 г. Л.М. Дороховым и В.А. Хахловым и почти одновременно М.Ф. Нейбург был установлен юрский возраст конгломератовой свиты. Этим было разрешено одно из старых противоречий в отношении возраста угленосных осадков Кузнецкого бассейна.

Детальные работы, начатые в 1925 г. в Кузнецком бассейне, внесли существенные поправки в общую стратиграфическую схему Кузбасса, принятую в монографии В.И. Яворского и П.И. Бутова. Основная поправка была внесена в 1929 г. В.Д. Фомичевым, проводившем в 1927—1928 гг. детальные геологосъемочные работы в Кемеровском районе. Им было установлено, что параллелизация основных разрезов Кузнецкого бассейна, северного (Кемеровский район) и южного, была неправильной.

Пласты угля Кемеровского рудника ранее относились к верхней угленосной свите (кемеровской), а перекрывающие их безугольные горизонты (надкемеровская и красноярская свиты) венчали угленосные осадки бассейна. В действительности, оказалось, что кемеровские пласты относятся к нижней угленосной свите (балахонской), верхняя же угленосная свита, развитая на Ленинском (Кольчугинском), Ерунаковском и многих других месторождениях юга бассейна, залегает выше красноярских песчаников. Это дало возможность В. Д. Фомичеву разделить палеозойскую часть угленосных отложений на три свиты — балахонскую, пустопорожнюю, или безугольную, и кольчугинскую. Таким образом, была установлена правильная последовательность свит нa всей площади Кузбасса, подтвержденная всеми последующими работами (табл. 7).

Эта последовательность была выявлена также палеонтологическими работами М.Д. Залесского и М.Ф. Нейбург, предложившими свои стратиграфические подразделения, принципиально не отличающиеся от схемы В.Д. Фомичева. Основной особенностью этих подразделений было выделение всего двух свит: нижней (первая свита М.Ф. Нейбург и томьская свита М.Д. Залесского), соответствующей в основном балахонской свите В. Д. Фомичева, и верхней (вторая свита М.Ф. Нейбург и иньская свита М.Д. Залесского), отвечающей безугольной и кольчугинской свитам В.Д. Фомичева. При этом М.Д. Залесский непродуктивные горизонты балахонской свиты относил к нижнему карбону и не включал в состав томьской свиты, а впоследствии выделил их в качестве самостоятельной острогской свиты. Позднее, установив более молодой возраст верхов балахонской свиты на юге бассейна (Прокопьевский район), он выделил их в абинскую свиту. Одновременно были разработаны более дробные подразделения отдельных свит, в частности, балахонской В.Д. Фомичевым, М.Ф. Нейбург и М.Д. Залесским.

Угленосные отложения Кузнецкого бассейна представляют мощную толщу относительно однородных осадков, подразделение которых основано на биостратиграфических и литологических данных. В пределах палеозойской части угленосных отложений выделяются две крупные серии осадков — балахонская и кольчугинская. Каждая из этих серий начинается безугольными отложениями, сменяющимися вначале голщами с тонкими угольными пластами, а затем со все более и более мощными.

Первая из мезозойских серий — мальцевская — характеризуется отсутствием угленосности и развитием вулканогеновых образований. Вторая мезозойская серия — тарбаганская — с резким несогласием налегает на более древние отложения и представлена континентальными угленосными осадками со значительными горизонтами конгломератов и основании.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информационный некоммерческий ресурс fccland.ru © 2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна