Нижнебалахонская свита Кузнецкого угольного бассейна

25.03.2020

Эта нижняя продуктивная свита Кузбасса согласно перекрывает отложения острогской свиты и протягивается полосой шириной от 3 до 6 км по периферии Кузнецкой котловины. Лишь в присалаирской части бассейна, у западной границы Ленинского и Беловского районов, нижнебалахонская свита частично срезана крупными дизъюнктивами. Литологический состав и угленосность свиты более постоянны, чем у других угленосных свит бассейна. Она вскрыта на полную мощность с небольшими перерывами в обнажениях правого берега р. Томи у д. Старой Балахонки в Кемеровком районе. На юге бассейна несколько неполный ее разрез обнажается на левом берегу р. Томи выше пос. Чульжан. В других районах в естественных обнажениях наблюдаются лишь небольшие по мощности части свиты. В процессе разведки угольных месторождений разрез свиты многократно вскрывался колонковым бурением или линиями разведочных канав в большинстве промышленно освоенных районов Кузбасса (рис. 3, 4). Полные разрезы свиты известны по скважинам в Анжерском, Кемеровском, Крапивинском, Томь-Усинском, Мрасском и Кондомском районах. He совсем уверенно определяется полная мощность свиты в Бунгуро-Чумышском районе, где низы балахонской серии вскрывались лишь по одной перспективной линии. С большими пропусками составлен разрез свиты в Титовском районе. В Прокопьевско-Киселевском районе, несмотря на длительность изучения и эксплуатацию, нижнебалахонская свита на полную мощность вскрыта лишь на самом юге. Совершенно не вскрывались отложения свиты в Араличевском районе.


Нижней границей свиты на севере, в Кемеровском районе, является первый снизу рабочий пласт угля Украинский и сопоставляемые с ним пласты угля и углистого аргиллита на других площадях Кемеровского и Анжерского районов. На поле б. шахты Мазуровской аналогом пласта Украинского считается пласт 13, по восточному крылу Кемеровской синклинали на Березово-Бирюлинских и Низовских полях — мощный пласт углистого аргиллита «А», в Анжерском районе — пласт Острогский.

В южной части Кузнецкого бассейна нижняя граница нижнебалахонской свиты проводится несколько условно на основании макролитологических особенностей разреза: увеличения содержания песчаников и конгломератов в острогской свите, почти полного исчезновения в ней углей и углистых аргиллитов (см. рис. 3 и 4).


Проводившиеся после 30-х годов геологоразведочные и поисковые работы на уголь сопровождались большими объемами колонкового бурения, значительным расширением тематических исследований в области стратиграфии и литологии угленосных отложений, изучения качества углей. В этот период изучением ископаемой флоры балахонской серии продолжала заниматься М. Ф. Нейбург. Ею же в 1948 г. произведено монографическое описание ископаемой флоры Кузбасса. Много внимания уделяет определению флоры Г. П. Радченко. Изучение ископаемых пелеципод производилось Л. А. Рагозиным и Л. Л. Халфиным.

Литологическое описание пород свиты проведено В. П. Батуриным, Е. В. Шумиловой и Е. В. Луньяк, В. И. Яворским и П. Ф. Ли, Ю. А. Жемчужниковым и Е. П. Брунсом, В. В. Копериной, В. И. Марченко, Е. А. Перепечиной и др.

Изучением флоры в этот период занимаются С. Г. Горелова и М. Д. Парфенова (Кемеровский и Анжерский районы); ископаемые пелециподы и брахиоподы балахонской свиты изучаются Р. Н. Бенедиктовой и П. А. Токаревой; сотрудниками Палеонтологического института АН бывш. СССР Б. Б. Родендорфом, Е. Э. Беккер-Мигдисовой, О. М. Мартыновой и А. Г. Шаровым в этот период монографически описаны остатки насекомых в продуктивных отложениях балахонской серии.

Методические и теоретические вопросы стратиграфического расчленения и параллелизации отложений как в пределах отдельных геологических регионов, так и для более обширных территорий освещаются в работах Л. Л. Халфина на материалах по стратиграфии Кузбасса.

Вещественный и фациальный состав пород, а также условия осадконакопления балахонской серии в последнее время исследовались Е. А. Перепелиной, А. Н. Волковой, Г. Ф. Крашенинниковым, В. В. Копериной, А. П. Чухряевой и Н. П. Таракановой. Много новых данных по литологии балахонской серии получено группой геологов ВНИГРИ под руководством В. С. Муромцева. Закономерности угле-накопления в раннепермское и поздне- и среднекарбоновое время освещаются в работах Н. М. Белянина, Н. М. Белянина и Ф. А. Бочковского.

Верхняя граница нижнебалахонской свиты является, как указывают Г. П. Радченко, М. Ф. Нейбург и Л. Л. Халфин, одной из важнейших биостратиграфических границ в разрезе верхнего палеозоя Кузбасса. Здесь происходит обновление почти всего состава и облика ископаемой флоры, связанное с коренными изменениями физико-географических условий на границе верхнего карбона и перми. К такому же выводу приходит и В. В. Koпeрина, проводившая литолого-фациальное изучение балахонской серии в 1958—1959 гг. Распространенные в нижнебалахонской свите отложения мелководного опресненного залива в верхнебалахонской свите полностью исчезают, уступая место различным фациям аллювиальной равнины. Одновременно происходит изменение климата в сторону большей континентальности и сухости.

Нижнебалахонская свита подразделяется на мазуровскую и алыкаевскую подсвиты. Стратотипическими для этих подсвит являются разрезы, полученные по разведочным канавам в Кемеровском районе по Верхотомской разведочной линии на правом борту рч. Чесноковки у с. Верхотомского. Эти же разрезы многократно вскрыты колонковым бурением на полях шахт Мазуровской, Пионер, Березовской и Бирюлинских 1 и 2. Обе подсвиты охарактеризованы фаунистически. Особенно разнообразна по составу и обильна в количественном отношении фауна алыкаевской подсвиты.

До недавнего времени считалось, что фауна мазуровской подсвиты является очень скудной. Для нее приводилось всего четыре формы: Anthraconaia fomitchevi (Fеd.) Khalf., Kinerkaella balakchonskiensis (Rag.) Khalf., Angarodon kumsassiensis Rag., Naiadites spirorbigerus Khalf.

При изучении фауны мазуровской подсвиты в районе Крапивинского купола Р. Н. Бенедиктовой были обнаружены брахиоподы Lingula sp., Chonetes sp. и крупные пелециподы, очень напоминающие морской род Edmondia sp.

П. А. Токаревой из мазуровской подсвиты Томь-Усинского района (по сборам Н. П. Таракановой) описаны: Anthraconauta longa Rag., A. minuta Rag., A. quasitenuis Fеd., Kinerkaella balachonskiensis (Rag.) Khal f., К. balachonskiensis (Rag.) var. elongata Khalf., К. (Kinerkaellina) imitabilis Khalf., Mrassiella magniforma Rag. emend Fеd., М. concinna Khalf., М. striata Khalf., М. rhomboidea Khalf., М. kumsassiana Rag., М. oblonga var. elliptica Rag., М. abbreviata Rag., Augea longa Khalf., Edmondia balachonskiensis Fed., Е. аппае Tchern., Aviculopecten (?) sp.

Большинство перечисленных форм встречаются главным образом в верхней части разреза мазуровской подсвиты и переходят в алыкаевскую подсвиту (за исключением Mrassiella oblonga var. elliptica Rag., Edmondia аппае Tсhеrn. и Aviculopecten (?) sp.).

А. П. Чухряевой в отложениях мазуровской подсвиты Кондомского района обнаружены отпечатки мелких брахиопод Lingula sp. Из отложений мазуровской подсвиты Кемеровского района известны представители родов Productus Fisch., Chonetes Fisch. и Lingula Brongn.

В алыкаевской подсвите фауна более разнообразна. В ее составе известны пелециподы, остракоды, черви, насекомые, иногда рыбы и другие формы. Из пелеципод широко распространены: Anthraconaia neuburgi (Fеd.) Rag., Anthraconauta krochalevskiensis Fеd., A. incurvulata Rag., A. flagitiosa Rag., Naiadites tyschnovi Rag., N. beljanini Rag., N. bedrovi Rag., N. mochoviensis Rag., N. cumpani Rag., N. obrutschevi Rag., N. kostomanovi Khalf., N. pheliciae Rag., Orthonaiadites triangularis Khalf., О. moltchanovi Khalf., О. (?) subcentralis Khalf., Kinerkaella oblonga (Rag.) Khalf., Mrassiella ovata Khalf., M. ampla Khalf., M. magniforma Rag. emend Fed., Angarodon rugatus Khalf., A. kumsassiensis Rag. var. rotundata Khalf., Edmondia balachonskiensis Fed., Aviculopeclen balakchonskiensis Fed., Posidoniella kumpani Fed.

В самое последнее время P. H. Бенедиктовой из верхней части разреза алыкаевской подсвиты Кемеровского района были описаны новые формы Mrassiella lamellosa Bened. и Kinerkaellina kemeroviensis Bened. Здесь же были обнаружены отпечатки рода Aenigmoconcha Bened., до сих пор известного лишь из отложений Горловского бассейна.

Большой интерес представляют находки в алыкаевской подсвите пелеципод, по своим очень крупным размерам (до 50—70 мм) близких к верхнебалахонским антраконавтам и мрассиеллам.

Очень характерными для алыкаевской подсвиты являются усоногие раки Praelepas javorskii Tchern. и черви из рода Spirorbis.

Брахиоподы в алыкаевской подсвите встречаются очень редко. Остракоды относятся к одному роду и виду Paraparchites veberi Mand.

Из шести местонахождений Е. Э. Беккер-Мигдисовой, Б. Б. Родендорфом, О. М. Мартыновой, М. Д. Залесским и Ю. М. Залесским и А. Г. Шаровым описано большое количество остатков насекомых (из алыкаевской подсвиты). Большим количеством видов представлен отряд Blattoidea (таракановые). Характерно, что большинство видов этого отряда встречаются только в алыкаевской подсвите; в верхнебалахонской свите он представлен всего шестью видами.

В отложениях подсвиты определены: палеодикциоптеры — Asiodiclya rossica Rohd., Neuburgia altaica Mart., Siberiohymen asiaticus Pohd.; диафаноптеродеи — Tchizkovaea guttata М. Zаl. и Philiasptilon maculosum М. Zal.; протоблаттодеи — Aenigmatella tomicus Shar.; параплекоптеры (из подотряда веснянкообразных) — Narkemina angustata Mart., N. angustiformis Shar. и N. genuina Shar.

Растительные отпечатки нижнебалахонской свиты приурочены чаще к надугольным, иногда к подугольным породам. В мазуровское и алыкаевское время, по данным М. Ф. Нейбург, Г. П. Радченко, С. Г. Гореловой, М. Д. Парфеновой, основной фон растительности составляли папоротникообразные семенные и корданты (так называемые ангаридиумовый и гондванидиумовый флористические комплексы Г. П. Радченко). При этом, по мнению С. Г. Гореловой, в раннебалахонское время в отличие от позднебалахонского на площади бассейна были широко распространены однотипные флоры.

Эволюция растительных групп в раннебалахонское время в Кузнецкой котловине, как указывают М. Ф. Нейбург и Г. П. Радченко, совершалась достаточно плавно, без сколько-нибудь заметных скачков. Лепидофитовая ассоциация, господствовавшая во время отложения острогской свиты, сменяется нижнебалахонской ангаридиумо-гондванидиумо-кордаитовой. Для мазуровской подсвиты характерно наличие элементов как первой, так и второй ассоциаций. В алыкаев-ской подсвите лепидофиты становятся мало заметными.

По данным С. Г. Гореловой и М. Д. Парфеновой, для мазуровской подсвиты характерны: Angarodendron obrutschevi Zаl., Neuropteris izylensis (Тсhirk.) Neub., N. tyrganica Radcz., N. orientalis Radcz., Angaropteridium cardiopteroides (Schm.) Zаl., Gondwanidium petiolatum Neub.

В заметных количествах появляются и переходят в вышележащие отложения Noeggerathiopsis subangusta Zаl, N. theodori Tchirk. et Zаl., Angaridium potanini (Schm.) Zаl., A. submongolicum Zаl., A. finale Neub., Paracalamites (?) dialis Parf., Р. (?) virgatus Parf., Cardiocarpus rotundatus Parf., Carpolithus agitabilis Parf.

Споры и пыльца представлены видами: Azonotriletes trichacantus Lub., Zonotriletes psilopterus Lub., Azonotriletes piramidalis Lub., A. nigretellus Lub.

В алыкаевское время необычайного расцвета достигают папоротникообразные семенные, особенно гондванидиумы и ангароптеридиумы. Основной фон в алыкаевском комплексе растений принадлежит кордаитам. Характерными растениями алыкаевской подсвиты являются: Annularia asteriscus Zal., Gondwanidium sibiricum (Pet.) Zal., G. odontopteroides (Zаl.) Radcz., G. kusbassicum Parf., Neuropteris dichotoma Neub., N. siberiana Zаl., Sphenopteris eurina Zаl., S. bellatula Zаl., S. izylensis Zаl., Kedrovsikia trifoliata Parf., Angaropteridium cardiopteroides (Schm.) Zаl., Noeggerathiopsis theodori Tchirk. et Zal., N. tomiensis Radcz., Pecopteris angaridensis Zаl., P. oriopteridia (Sсhlоth.) Zeill .,P. laxifolia Neub., Angaridium potanini (Schm.) Zal., Phylloteca tomiensis Chachl., Sphenophyllum majus Brongn., Dicranophyllum gracilentum Zаl., Ginkgophyllum vsevolodi Zаl., Pursongia asiatica Zаl., Samarospadix penicillata Neub., Angarocarpus ungensis (Zаl.) Radcz., Samaropsis minuta Radcz., С. auriculata Neub.

Из спор и пыльцы чаще всего встречаются: Azonotriletes trichacantus Lub., A. gibberubus Lub., A. granifer Lub., A. parvispinus Lub., Zonaletes costatus Lub., Z. rugulifer Lub.

Нижнебалахонская свита литологически представляет циклическое переслаивание преимущественно полимиктовых песчаников, алевролитов, аргиллитов и угольных пластов, иногда невыдержанных прослоев и линз глинистых и алевритовых известняков. Накопление отдельных групп пород происходило в различных фациальных условиях, что наложило отпечаток на их текстурные особенности, состав, характер распределения и степень сохранности органических остатков, но почти не сказалось на петрографическом составе пород.

В северной и центральной частях Кузбасса в раннебалахонское время господствовали фации мелководья опресненного морского залива и отмелей, иногда достигавшие верхнего уровня воды и подвергавшиеся заболачиванию.

Фации мелководья крупного залива и песчаных отмелей и баров преимущественно распространены в нижнебалахонской свите и позволяют выделять последнюю даже при отсутствии палеонтологических данных. Фация мелководья залива выражена серыми и темно-серыми тонкопесчаными и алеврито-глинистыми породами, фация песчаных отмелей и баров — серыми или слегка зеленоватыми мелкозернистыми песчаниками. Обломочный материал, слагающий породы, хорошо отсортирован.

Породы фации залива чаще всего представлены пачками тонкого переслаивания светло-серых алевролитов или тонкозернистых песчаников с темно-серыми аргиллитами. Преобладает тонкая горизонтальная, мелкая волнистая и линзовидная слоистость. В линзах, сложенных мелкозернистым песчаником и крупнозернистыми алевролитами, нередко наблюдается неясновыраженная мелкая косая слоистость.

В породах переслаивания очень часто встречаются следы деятельности роющих животных. В отложениях алыкаевской подсвиты в пачках переслаивания нередки линзовидные прослои голубовато-серых глинистых известняков мощностью 1,0—1,5 м, реже 3—4 м. Распространены линзовидные известковые, доломитовые, известково-доломитовые и известково-сидеритовые конкреции. Местами в породах фации мелководья залива наблюдается массовое скопление мелких раковин солоноватоводных пелеципод.

Слоистость в песчаниках фации отмелей и баров косая, с меняющимися углами наклона слойков в серии, неотчетливая; обусловлена она изменениями механического и минерального состава слойков, реже скоплением органического и глинистого вещества по наслоению. Распространены песчаники отмелей главным образом в верхней и нижней частях нижнебалахонской свиты.

Периферическая часть Кузнецкой котловины характеризуется развитием наряду с фациями мелководья, отмелей и болот фаций озер и существенно подводных дельт, количественное участие которых увеличивается по мере приближения к областям сноса — Кузнецкому Алатау, Горной Шории и Салаиру.

Фация подводных дельт представлена песчаниками от мелко- до крупнозернистых. Преобладают мелкозернистые песчаники. Сортировка и окатанность материала плохая. Слоистость крупная, диагональная (чередование косой и горизонтальной), обычно слабо выраженная. Наклон слойков в сериях 20—30°. Количество растительного детрита в песчаниках невелико, нередко встречаются крупные обугленные и минерализованные стебли растений. К средней части песчаных горизонтов часто приурочиваются линзовидные прослои полимиктовых и олигомиктовых конгломератов и гравелитов. Олигомиктовые конгломераты иногда переходят в осадочные брекчии. Мелко- и крупногалечный материал может располагаться в песчаниках и беспорядочно.

Фации открытых и застойных озер представлены как тонкопесчаными, так и алеврито-глинистыми породами с хорошей отсортированностью. Слоистость отчетливая, мелкая, чаще всего горизонтальная; обусловлена она различием механического состава и скоплением глинистого материала, растительного детрита и крупных обрывков растений хорошей сохранности на плоскостях наслоения. В породах, относящихся к фации открытых озер, встречается мелкая косая и волнистая слоистость.

В породах фации открытых озер растительные остатки хорошей сохранности не встречаются; в них сохраняется лишь отсортированный растительный детрит. Очень много растительных остатков (от очень мелкой растительной примеси до крупных обрывков листьев и стеблей растений, сохранивших все детали строения) встречается в породах, относящихся к фации застойных озер.

Для нижнебалахонской свиты, в отличие от острогской и верхне-балахонской, характерно значительное участие, а иногда преобладание мелкообломочных пород. Лишь в крайней периферической части Кузнецкой котловины в разрезе подсвиты преобладают песчаные породы. Мощности циклов также небольшие и колеблются в зависимости от набора фаций от 5 до 25 м. Мощность слоев тонкообломочных и глинистых пород обычно небольшая, порядка 1—2 м. Мощность пачек песчаников колеблется в более широких пределах — от 2—З до 10—20 м. Наиболее мощные пачки песчаников обычно приурочены к верхним горизонтам алыкаевской подсвиты.

Очень характерны, по данным А. П. Чухряевой, постепенные переходы между различными типами пород. В большинстве случаев каждый слой начинает зарождаться глубоко в нижележащем в виде линз, размеры и количество которых увеличиваются кверху. Циклы все угольные, асимметричные, с полным развитием надугольных аргиллитов и нередко с отсутствием их в почве.

Нижняя часть циклов представлена углистыми аргиллитами (фация застойных озер), нередко содержащими скопления флоры хорошей сохранности и редкие отпечатки пелеципод. Иногда они замещаются осадками зарослевых озер. Выше аргиллитов располагаются пачки тонкого переслаивания алевролитов и тонкозернистых песчаников (фация мелководья крупного залива) с линзовидной слоистостью, со слоевидными карбонатными конкрециями и прослоями глинистых известняков с ходами илоедов, с отпечатками пелеципод и мелких брахиопод. Вверх породы фации мелкого залива постепенно переходят (через переслаивание) в хорошо отсортированные песчаники отмелей и баров. В самой верхней части циклов залегает пласт угля, иногда прослой сильно углистого аргиллита, под которым располагаются незначительной мощности прослои алеврито-глинистых пород. Иногда в почве угольных пластов залегают песчаники отмелей и баров; последние в непосредственной почве пласта выщелочены и содержат остатки корней растений.

Петрографический состав песчаников и алевролитов нижнебалахонской свиты (по данным А. Н. Волковой) приводится в табл. 8.

Песчаники и алевролиты в основном полимиктовые, в ряде случаев близкие к субграуваккам, очень редко (Терсинский район) в них возрастает количество кварца, и они несколько приближаются к аркозовым. Для алевролитов по сравнению с песчаниками характерно некоторое увеличение кварцевого, кремнистого и слюдистого материала. Немного повышается содержание акцессорных минералов. Возрастает количество глинистого, органического и карбонатного материала. Типы цементации разнообразны. По составу цемент глинисто-кремнистый, глинисто-слюдистый и глинисто-карбонатный.

В составе тяжелых фракций из обломочных пород нижнебалахонской свиты имеются терригенные, аутигенные и вторичные минералы. Рудные минералы представлены магнетитом, ильменитом, лейкоксеном и пиритом. Ведущими минералами тяжелой фракции являются циркон, гранат, турмалин, рутил, слюды (биотит, флогопит, хлорит), апатит. Для нижнебалахонской свиты в отличие от верхнебалахонской очень характерно повышенное содержание минералов из группы слюд, благодаря чему многие породы при выветривании приобретают зеленовато-желтый («канареечный») оттенок.

Глинистые породы нижнебалахонской свиты являются полимиктовыми, преимущественно каолинит-гидрослюдистыми; значительно реже встречаются бейделлит-гидрослюдистые глины. Породы, накопившиеся в условиях заболоченных равнин и в болотах, отличаются повышенным содержанием каолинита.

Известняки характеризуются мелкозернистой или афанитовой структурой, значительной примесью глинистого материала. Кроме глинистой примеси, обычно присутствуют мельчайшие листочки слюд, а в более алевритистых разностях известняков — кварц. Наблюдаются также выделения сингенетического кварца.

Состав конкреций и конкреционного типа стяжений тесно связан с фациальной принадлежностью вмещающих их пород. В отложениях неугленосных частей свиты значительную роль играют конкреции кальцитового и реже смешанного состава с явным преобладанием кальцита (фация мелководья залива). Основная масса конкреций, приуроченная к угленасыщенным частям разреза (фации заболоченной равнины и болотные), имеет сидеритовый состав с той или иной примесью магния.

Конкреции кальцитового состава обычно чистые, иногда с примесью магнезита и сидерита более раннего происхождения; почти всегда они содержат обильную примесь алевритового, реже глинистого и органического материала (до 20—30%).

Минеральный состав сидерито-вых и сидероплезитовых конкреций определяется как чистый сидерит (FeCO3 95,3%; CaCO3 2,1%; MgCO3 2,6%), реже как сидероплезит (FeCO3 88,9%; CaCO3 5,3%; MgCO3 5,8% или FeCO3 72,2%; CaCO3 9,6%; MgCO3 18,2%).

В конкрециях, четко отграниченных от вмещающей породы, содержание глинистого материала не выше 10% (фации заболоченных равнин и болот). Конкреции, нечетко отграниченные от вмещающих пород (конкреционные прослои и линзы), имеют чаще всего сидероплезитовый состав. В них очень много примесей. В конкрециях из глинистых пород примесь преимущественно глинистая, а в конкрециях из пород алевритового состава — алевритовая. Конкреции этой группы относятся к глинисто-алевритовым отложениям фации мелководья залива. Конкреции сферолитовой текстуры имеют сидеритовый состав.

Отложения нижнебалахонской свиты характеризуются повышенной фосфатностью. В некоторых районах (Крапивинский, Бачатский, Завьяловский) в осадках свиты содержится пепловый материал.

Мазуровская подсвита слагает нижнюю часть разреза свиты. Мощность ее изменяется в широких пределах. Минимальная (105 м) мощность установлена в Завьяловском районе, где низы подсвиты отсутствуют в связи с наличием Абышевского купола в период формирования ее отложений. Максимальную мощность 400—570 м подсвита имеет в Кемеровском районе. На юге Кузбасса, в Томь-Усинском, Мрасском, Кондомском и Бунгуро-Чумышском районах, мощность подсвиты выдержана — 300—350 м. При переходе в Прокопьевско-Киселевский район она резко сокращается — не превышает 160 м. Северо-западнее низы подсвиты не вскрыты и поэтому полная ее мощность неизвестна. Быстрое уменьшение мощности подсвиты происходит также и по мере приближения к Крапивинскому куполу, где она равна 100 м.

В мазуровской подсвите в отличие от алыкаевской почти нет карбонатных пород (исключая конкреции) — глинистых и алевритовых известняков, значительно меньше мощность межугольных пачек. Для подсвиты характерно также пониженное содержание в породах слюд — хлорита, биотита и мусковита. Отложения подсвиты бедны остатками фауны пелеципод и флоры. Ho в большинстве районов в отложениях ее встречаются редкие брахиоподы.

В крайней периферической части бассейна, наиболее хорошо изученной, в разрезе подсвиты большинства районов преобладают песчаники подводных дельт, причем роль последних очень быстро возрастает при приближении к областям сноса. К центру Кузнецкой котловины разнозернистые песчаники фации подводных дельт замещаются мелкозернистыми песчаниками фации песчаных отмелей и баров, резко увеличивается роль осадков фации мелководья залива. В зоне, приуроченной к северо-восточной периферической части Кузбасса, пласты угля обычно рабочей мощности и наиболее постоянны по строению и мощности.

Алыкаевская подсвита по объему в большинстве районов составляет примерно верхнюю половину нижнебалахонской свиты. Верхняя граница ее в стратотипическом разрезе Кемеровского района проводится в 40—60 м выше пласта Кирпичного (XXI) по основанию мощной пачки песчаников. Эта граница близка к биостратиграфической границе, которая устанавливается выше, в средней части промежуточной подсвиты верхнебалахонской свиты.

М. Д. Парфенова, изучавшая флору из угленосных отложений Кемеровского и Анжерского районов, пришла к выводу, что граница между нижнебалахонской и верхнебалахонской свитами проходит значительно выше принятой, несколько ниже пласта угля Двойного-Промежуточного. Именно на этом уровне в массовом количестве появляются листья типа кроющих чешуй (род, Lepeophyllum Zalessky), которые рассматриваются как специализированные для растений, обитающих в условиях умеренного климата с периодической сменой времен года.

Выводы М. Д. Парфеновой подтверждаются и Р. Н. Бенедиктовой. Она указывает, что ниже пласта Двойного-Промежуточного встречаются лишь алыкаевские пелециподы. Выше его фауна отличается от алыкаевской, помимо специфического видового состава, отсутствием руководящих для нижнебалахонской свиты родов Orthonaiadites Кhаlf. и Angarodon Rag.

Несколько выше, по мнению В. П. Петроченко, должна проводиться граница между алыкаевской и промежуточной подсвитами в Бунгуро-Чумышском районе, где, по И. В. Поповой, она проходит в основании мощной пачки песчаников выше пласта Первого. По смене флористических комплексов (исчезновение мелколистных аннулярий и появление крупноперышковых ангароптеридиумов и семян вида Angarocarpus proprius Parf. и чешуевидных листьев) граница между подсвитами должна проводиться в почве пласта Подапанасовского (XXXIII) или в 100 м выше пласта Первого.

Для окончательного решения вопроса о положении верхней границы нижнебалахонской свиты в различных районах Кузбасса необходимы дальнейшие комплексные исследования промежуточной и алыкаевской подсвит.

В Прокопьевско-Киселевском районе смена флористических комплексов, характерных для алыкаевской и промежуточной подсвит, по В. П. Петроченко, происходит несколько выше пласта Метрового.

Мощность алыкаевской подсвиты на юге Кузбасса достигает 300—400 м в Кондомском и на юге Бунгуро-Чумышского района. К северо-западу она быстро уменьшается и на юге Прокопьевско-Киселевского района составляет всего 130 м. По направлению к северо-западу происходит дальнейшее, правда незначительное сокращение мощности подсвиты. В Завьяловском районе мощность ее увеличивается до 300 м, а к Кемеровскому району постепенно нарастает до 500—570 м. Влияние конседиментационных структур, формировавшихся в процессе накопления осадков мазуровской подсвиты, продолжает сказываться и в алы-каевское время. Оно проявляется как на мощности алыкаевской подсвиты, так и на условиях ее накопления. Так, мощность алыкаевской подсвиты в районе Крапивинского купола составляет всего 170—200 м, а в районе антиклинали Собачий Камень в Прокопьевском районе еще меньше — 130 м. В разрезе подсвиты в районах купольных структур характерно широкое развитие песчаников фации отмелей и баров.

Как уже отмечалось выше, условия накопления осадков мазуровской и алыкаевской подсвит были сходными на большей части площади бассейна. Здесь лишь следует подчеркнуть, что почти во всех районах наблюдается увеличение роли песчаников в верхней части разреза подсвиты при одновременном увеличении мощности слоев песчаников до нескольких десятков метров. Рабочая угленосность для алыкаевской подсвиты в некоторых районах около 5%. Мощность пластов до 2—3 м.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информационный некоммерческий ресурс fccland.ru © 2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна