Неогеновая система Кузнецкого угольного бассейна

26.03.2020

К нерасчлененным отложениям неогена условно отнесены пестроцветные глинистые осадки, развитые преимущественно на окраинах Кузбасса — в Инском заливе, в Анжерском и Плотниковском районах и Неня-Чумышской впадине. Эти пестроцветные образования практически не содержат органических остатков и отнесены к неогену исключительно по положению в разрезе, литологическому и минеральному составу, сходному с таковым по южной окраине Бийско-Барнаульской впадины, где возраст их доказан палинологически.

Наиболее широко распространены и полнее изучены неогеновые осадки в Инском заливе. Они прослеживаются в Присалаирской депрессии от г. Белово на северо-запад до рек Истока и Тарсьмы. Специальными разведочными работами с целью поисков огнеупорных глин и бокситов неогеновые отложения разбурены по левым притокам р. Ини — Изыле, Касьме, Камысле, Солоновке, Тарабарихе, Истоку, по некоторым правым притокам этой реки, а также по рекам Корчугану, Искитиму и др. Естественные их обнажения малочисленны; они известны в деревнях Правый Курундус, Дорониной, Сурье и Агафонихе.

Отложения неогена здесь представлены мраморовидного облика, пятнистыми пестроцветными (ярко-красными, оранжево-желтыми, желтыми, желтовато-белыми к белыми), жирными, пластичными, в различной степени запесоченными глинами. По данным Е. И. Лобанова, снизу вверх по разрезу наблюдается смена окрасок от белых и желтовато-белых к желтым и ярко-красным. Присутствие хорошо окатанной мелкой гальки кварца и кварцита позволяет отличить эти глины от пестроцветов коры выветривания, развитой на поверхности подстилающих неоген слабо расчлененных палеозойских и мезозойских пород. Изредка в глинах встречаются маломощные линзы сильно ожелезненных песков и галечников. По ряду скважин пески и галечники образуют прослои мощностью 5—10 см на контакте пестроцветных глин со структурным элювием. В кровле эти глины переходят в красноватобурые и охристо-желтые глины с псевдоолитовой структурой.

Неогеновые осадки Инского залива сопоставляются Р. Ф. Колпаковой с аральской свитой. Мощность их здесь не превышает 10—20 м.

Разрезы пестроцветов Присалаирской депрессии, в целом не отличаясь от вышеописанных, характеризуются наличием прослоев белых пластичных каолиновых глин, являющихся объектом эксплуатации и разведки. Пестроцветные глины встречены двух разновидностей — тонкодисперсные в верхних частях разреза и запесоченные, с большим количеством разрушенных обломков коренных пород — в нижних. Встречаются прослои до 5—15 см ожелезненных песков. Вскрытая мощность неогеновых пестроцветов этого района до 20 м, в среднем 3—7 м.

Пестроцветные глины депрессии тонкодисперсные: содержание частиц менее 0,01 мм составляет 80—98%. Средний минеральный состав тяжелой фракции следующий: лимонит 54%, магнетит-ильменит 26—45%, эпидот-цоизит 0,7—52%, анатаз 4,0—15%, циркон 3,2—11%. Легкая фракция представлена кварцем (10—75%), полевым шпатом (20%), слюдой (до 8%).

Глинистые минералы в одних пробах представлены в основном гидрослюдой, в других количество ее равно каолиниту; имеется небольшая примесь бейделлита, изредка монтмориллонита.

По данным химических исследований, содержание SiO2 в глинах колеблется от 54 до 70%; Al2O3 14—20%; FeO 2—9%; TiO2 0,6—1%; п. п. п. 5,7—10%.

Несколько иной характер неогеновых осадков Анжерского района описан в 1960 г. Н. В. Григорьевым. Они представлены озерно-аллювиальными сероцветными и пестроцветными глинами, залегающими в виде маломощных линз на коре выветривания палеозойских пород. Глины бурые, коричневые, желто-серые с розовым оттенком, местами с тонкими горизонтальными прослойками тонкодисперсной глины зеленого, ярко-красного или белого цвета. Иногда они имеют характерную мелкоореховую структуру. Нередко в них встречаются угловатые и полуокатанные обломки пород и кварца. Наиболее полный разрез неогена мощностью 29 м описан по скважине в 4 км к востоку от ст. Тайга (с глубины 27 м).

Разрез неогеновых отложений Неня-Чумышской впадины, расположенной непосредственно к югу от Кузбасса, отличается ат вышеописанных большой мощностью (50—60 м), наличием значительного количества песчаного и галечного материала, меньшей пестротой окраски глин. По данным А. П. Захарова, неогеновые отложения, которые он сопоставляет с павлодарской свитой (юг Западно-Сибирской низменности), заполняют депрессии погребенного рельефа. Они залегают на породах палеозоя и верхнего мела — палеогена и обнажаются по правым притокам р. Нени, в ее верховьях у д. Сары-Чумыш и по р. Чумышу.

Неогеновые отложения большей части разрезов здесь представлены красно-бурыми, плотными, нежирными, часто загипсованными глинами, содержащими мергелистые включения и мелкие обломки палеозойских пород. Ю. Б. Файнер выделяет два типа разрезов: пролювиально-делювиальный, в котором глины преобладают над песками, и озерно-аллювиальный, фациально замещающий первый в погребенных долинах.

Возраст вышеописанных осадков определен как неогеновый, исходя из следующих косвенных признаков: подстилаются они отложениями верхнего мела — палеогена и перекрываются осадками кочковской свиты (N2—Q1). Таким образом, их возрастной предел может быть Pg1—N2. По литологическому и минеральному составу они более всего похожи на осадки нижнего неогена (аральская и павлодарская свиты), широко развитые на юге Западно-Сибирской низменности. К неогену их относят независимо друг от друга все исследователи.

Небольшая мощность осадков неогена и преимущественно глинистый состав в Инском заливе и Анжерском районе говорят о том, что их образование происходило в мелководных, ограниченных по размерам бассейнах типа озер и болот. Наличие в глинах обломков полуразрушенных коренных пород, красноцветный характер осадков и их значительная загипсованность указывают на развитие бассейнов аккумуляции в условиях жаркого сухого климата на слаборасчлененных (пенепленизированных) поверхностях, покрытых корой выветривания, которая переотлагалась деградирующими спокойно текущими реками.

Пролювиально-делювиальные и озерно-аллювиальные осадки неогена Неня-Чумышской впадины отлагались в условиях межгорной впадины при неспокойном тектоническом режиме.

Верхний плиоцен (N2). Генетически среди отложений этого возраста выделяются озерно-аллювиальные осадки погребенных равнин и покровные отложения водоразделов.

Озерно-аллювиальные отложения слагают основание 80—100-метровой третично-четвертичной толщи, заполняющей Присалаирскую депрессию. Они разбурены профилями колонковых скважин в Инском заливе на левобережье р. Ини в районе деревень Бормотово-Калтышиной, Шуринки, Пушкино, Мусохрановой и отдельными скважинами в Беловском и Прокопьевском районах. О площадном распространении этих осадков нет достаточно полных сведений. Вероятнее всего, они выполняют пониженные участки депрессии. Северная и северо-восточная границы их распространения проходят по долине р. Ини, юго-западная — по уступам Тыргана.

По данным Ю. Б. Файнера, разрез этих осадков сложен в основном тяжелыми тонкодисперсными глинами, реже суглинками, песками, галечниками. Последние (мощностью до 3 м) занимают самые низкие отметки погребенных равнин, залегая на отложениях нижнего плиоцена и мел-палеогена. Преобладает галька кварца, кварцита и кристаллических сланцев средней и хорошей окатанности. Горизонт галечника плохо выдержан в разрезе, что свидетельствует о слабо развитой в то время речной сети. Основную часть разреза занимают глины. Они коричневые, зеленовато-серые, темно-серые и желтовато-серые, обычно с большим количеством обугленного растительного детрита и обломков раковин моллюсков. Характерны высокая карбонатность и примесь песка. Встречаются отдельные прослои и линзы песков. Особое место в разрезе занимают красновато-бурые тонкодисперсные глины с обломками коренных пород, редкой галькой кварца и кварцита, бобовинами окислов марганца и боксита. Максимальную мощность (15—18 м) эти глины имеют на склонах древних водоразделов, минимальную (2— 3 м) — на вершинах. Наиболее полный разрез их выявлен профилем скважин в районе д. Красный Борок — р. Камысла.

Когда эти осадки залегают на породах миоцена или мела, граница с последними не всегда четкая. Обычно расплывчатая и верхняя их граница.

Минеральный состав аллювия древних равнин характеризуется преобладанием в легкой фракции кварца (от 80 до 95%), присутствуют полевые шпаты; в тяжелой фракции выделяется две ассоциации — лейкоксен-анатаз-цирконовая и эпидот-турмалин-пироксеновая. Глинистая составляющая монотермитовая или каолинит-гидрослюдистая.

Основным критерием для отнесения вышеописанных осадков к верхнему плиоцену является сходство разрезов со стратотипами коч-ковской свиты в южных частях Западно-Сибирской низменности. В Инском заливе Кузбасса в районе с. Шуринки по скважинам из этих отложений О. Ю. Качуро определены остракоды: Candona Candida O. F. Mull., С. rostrata Brady et Norman, С. ex gr. krochini Bronst., С. neglecta Sars, С. aff. angulata Mull., Candoniella albicans (Brady), С. ex gr. maroida Mand., Ilyocypris bradyi Sаrs, I. gibba Ramd., I. bella Scharap., Cypris subglobosa Sewerby, Cyclocypris Iaevis (О. F. Mull.), Limnocythere grinfeld Liepin, L. vara Liepin, L. ornata Schw., L. aff. Ionguaris Bod.

Данный комплекс хорошо сопоставляется с таковым из отложений кочковской свиты Предалтайской равнины и Новосибирской области, определенным Т. А. Казьминой в 1964 г.

Из тонкодисперсных глин, залегающих на коре выветривания девонских пород в Яшкинском районе, Л. И. Ефимовой в 1961—1965 гг. был определен довольно полный спорово-пыльцевой спектр, отвечающий фазе степной растительности. Для этого комплекса характерно преобладание пыльцы травянистых растений, имеется пыльца древесных пород и подчиненное количество спор. Среди лугово-степной растительности преобладают Gramineae (22,6—44,6%), разнотравья (18,3— 30,5%), Cyperaceae (1,3—4,1%), из пыльцы ксерофитов — Chenopodiaсеае (21,9—32,9%), Artemisia. Хвойные представлены небольшим количеством Pinus silvestris L., P. sibirica, лиственные Betula, Alnus, Salix. Встречены единичные теплолюбивые растения элементов тургайской флоры (Tsuga, Juglans, Carya, Ulmus). Из споровых в равном количестве встречены Bryales, Sphagnum, Selaginella, Polypodiaceae. По мнению Л. И. Ефимовой, данный комплекс растительности можно отнести к верхам верхнего плиоцена и сопоставить с комплексом верхней части разреза кочковской свиты Предалтайской равнины.

Ю. В. Куропаткиным в 1964 г. определены ископаемые семена из вышеописанных отложений в Беловском районе: Chara, Azola interglacialica Nikit., Gramineae, Alisma plantago L., Heleocharis palustris R. Вr. s. l., Н. septentrionalis Link., Carex ex gr. В., С. ex gr. А., Cyperaceae gen., Chenopodium glaucum L., Polygonum aviculare L., Ranunculus sceleratus L., Thalictrum minus L., Ceantrospermae, Umbelliferae gen. (cf. Bupleurum).

По заключению Ю. В. Куропаткина, верхнеплиоценовый возраст соответствующих осадков основывается на присутствии в списке руководящих дорисских форм Azolla interglacialica Nikit., Heleocharis septentrionalis Link.

По сборам 1964 г. Ю. В. Куропаткиным из вышеописанных осадков Ведовского и Ленинск-Кузнецкого районов определена фауна мелких грызунов: Lagurodon pannonicus Kormos, Allophaiomys pliocaenicus, Mimomys sp., возраст которых определяется В. С. Зажигиным как верхи верхнего плиоцена — нижний плейстоцен.

Покровные отложения водоразделов широко развиты по всему Кузбассу. Различными исследователями они нередко принимаются за осадки высоких (V и VI) террас р. Томи, мезозойские коры выветривания или даже юрские образования.

Впервые отложения водоразделов описаны В. И. Яворским близ д. Тутовой и по правому склону р. Усканды в нижнем конце д. Кулебякиной. Это плохо отсортированные галечники с довольно крупными (до 0,3 м), хорошо окатанными гальками разнообразных изверженных и осадочных пород, в основном чуждых Кузбассу. Аналогичные осадки наблюдал А. М. Кузьмин по р. Кондоме у сел Кузедеево и Калтан. Вязкие красновато-бурые глины мощностью 3,5 м, в которые беспорядочно вкраплены мелкий щебень, галька и валуны разнообразных пород, он относит к самым древним доминдельским членам постплиоценовых наносов. Несколько позже Е. В. Шумилова в г. Новокузнецке у старой крепости на высоте 70—80 м над уровнем р. Томи, на правобережье р. Томи ниже с. Березовки на высоте 50 м над уровнем реки и на правобережье Искитима выше с. Усть-Искитима на высоте 70—80 м описывает отложения гальки хорошей окатанности, представленной трудно выветривающимися разностями горных пород: силициллитами, кварцем, кремнем. Она считает их остатками V террасы р. Томи. На правобережье р. Нижней Терси в 10—12 км выше устья ею описана 12,5-метровая толща осадков с четырьмя горизонтами кварц-кварцитовых галечников мощностью от 0,4 до 2 м. Все эти отложения Е. В. Шумилова считает древнейшими постплиоценовыми образованиями, материалом для которых служили морены древнего оледенения. В том же 1934 г. К. В. Радугин, описывая галечники и глины Вороновской (VII) террасы р. Томи на Томь-Яйском водоразделе, также считает их древнейшими послетретичными образованиями р. Томи.

В Кемеровском районе Кузбасса на высоте 65—75 м над р. Томью в пределах древней поверхности выравнивания М. И. Кучин и Ф. П. Нифантов описывают линзы и слои валунов и гальки изверженных пород. Эти отложения не имеют постоянной мощности и часто выклиниваются. По составу и текстурным особенностям галечники водоразделов резко отличаются от галечников террас р. Томи. Среди обычных хорошо окатанных валунов и галек широко распространены колотые валуны и гальки, состоящие из прочных изверженных пород. Колотая галька этого горизонта встречается по бровке крутого левого склона р. Б. Камышиной севернее деревень Комисаровой и Давыдовой, по склону восточнее шахты Ягуновской, по бровке правого крутого склона р. Куро-Искитима, восточнее д. Куро-Искитим и во многих других пунктах. Галечники обычно залегают на пестрых глинах, местами смешиваясь с ними, или непосредственно на коренных породах. Они цементируются и почти повсеместно перекрываются бурыми, плотными, пластичными, вязкими глинами. Как правило, галечники не образуют сплошного покрова, а залегают в виде выклинивающихся линз мощностью до 3,5 м.

В. В. Пономарев в 1949 г. описывает покровные галечники мощностью 0,5—2,0 м на осадках центрального поля юрских отложений Кузбасса. Они обнаружены в бассейнах рек Северной и Южной Уньги, в верховьях р. Ини, низовьях Нижней Терси, по Уропу и Бунгарапу. Галечники, по данным этого исследователя, состоят из хорошо окатанных обломков разнообразных пород, в большинстве своем чуждых Кузбассу, дымчатого и молочно-белого кварца, кварцита; реже встречаются породы группы гранодиорита и осадочные метаморфизованные породы. Заполняющим материалом являются суглинки или супеси. Среди мелкого и среднего галечника встречаются валуны диаметром 30—50 см, количество которых увеличивается с запада на восток.

На левобережье Томи напротив устья р. Верхней Терси, на правобережье Верхней Терси близ ее устья и на левобережье р. Средней Маганаковой Е. И. Солдатенко в 1963 г. описываются галечники, залегающие на вершинах водоразделов на высоте 80—-HO м над уровнем рек в виде обособленных полей размером от 0,5 до 5 км2. На левобережье р. Средней Маганаковой они образуют гривку шириной около 1 км, мощностью 1—2 м, параллельную современному руслу реки. Для всех галечников характерны хорошая окатанность материала, преобладание в их составе кварца, в меньшей степени кристаллических сланцев и интрузивных пород; среди галек встречаются отдельные мелкие валуны. Цементирующим является бурый и грязно-бурый песчаный и супесчаный материал. Аналогичные галечники описаны на правобережье Томи у д. Бартеньевка в районе Крапивинского купола.

В Анжерском районе Кузбасса А. 3. Юзвицкий описывает осадки временных потоков и древнего делювия, заполняющие мелкие погребенные долины стока и весьма ограниченно распространенные. Это в основном песчано-гравийно-галечниковые смеси, желтые и желтовато-серые кварц-полевошпатовые пески, серые, грязно-зеленые, бурые, плотные жирные песчанистые «камнеподобные» глины мощностью до 5 м.

Многочисленные находки галечников, залегающих в основании четвертичных отложений и тяготеющих в основном к современным долинам рек Томи и Кондомы, отмечаются почти всеми исследователями. Однако до сих пор из них не отобраны ни флора, ни фауна. Имеющиеся многочисленные косвенные данные достаточно четко определяют их возраст как верхеплиоценовый или, как максимум, до низов нижнего плейстоцена.

Почти повсеместно эти осадки перекрыты суглинками, супесями и глинами с горизонтами погребенных почв, возраст которых определен как нижне-среднеплейстоценовый по фауне грызунов, моллюсков, спорово-пыльцевым спектрам и семенам. В покровные галечники врезаны террасы р. Томи, возраст древнейших из которых определяется как нижний — средний плейстоцен. Залегание в основании четвертичного разреза, хорошая окатанность, преимущественно кварцевый состав роднят их с «асиновскими покровными галечниками», описанными Л. А. Рагозиным на водоразделе Томь—Чумыш. Широко распространены они на северо-востоке Кемеровской области и юге Красноярского края, где С. В. Яковлев относит их к древнеледниковью. Наконец, эти галечники хорошо параллелизуются с «вороновскими слоями», которые В. А. Мартынов сопоставляет с кочковской свитой.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информационный некоммерческий ресурс fccland.ru © 2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна