20.11.2018
На сегодняшний день Бельгию вполне заслужено называют одним из самых крупных поставщиков продовольственных товаров, а также...


19.11.2018
В последние годы всё большее количество люде используют для обшивки фасадной части своего жилого здания металлический сайдинг (из...


19.11.2018
Горячекатаный швеллер в последние годы считается весьма популярным типом металлического проката. Он нашёл широчайшее во многих...


19.11.2018
Участие профессионального адвоката в уголовном производстве в настоящий момент считается важнейшим условием для того, чтобы моно...


19.11.2018
Наличие надежных дверных замков в рабочем состоянии — залог того, что квартира и все ее имущество останутся целыми. Это защита от...


17.11.2018
Сантехнические ревизионные люки являются технологичными углублениями или же, иными словами, колодцами, где располагаются счётчики...


Редкоземельные элементы

16.08.2018
Все слюдоносные пегматиты содержат меньше редкоземельных элементов, чем другие типы гранитондов (табл. 8.14). Только концентрации церия приближаются к кларковым, а иногда и превышают их. Это связано главным образом с вхождением церия в состав апатита — одного из наиболее распространенных акцессорных минералов пегматитов, а также с присутствием монацита и ортита. Уровни содержаний всех других РЗЭ, особенно иттрия и иттриевых лантаноидов, в 2—3 раза ниже кларковых. Соответственно величина отношения суммы трех наиболее распространенных лантаноидов, Ce, La и Nd (2Ее), к Y в слюдоносных пегматитах в 2—4 раза выше, чем в гранитоидах мира.

Двуполевошпатовые пегматиты без мусковита (незональные) имеют относительно низкие концентрации РЗЭ в сравнении со слюдоносными зональными жилами. Среди плагиоклазовых жил, наоборот, содержания лантаноидов выше в незональных и слабо зональных (крупноблоковых) пегматитах. Ho в целом двуполевошпатовые пегматиты и зоны замещения в двуполевошпатовых гранитах богаче лантаноидами и беднее иттрием чем плагиоклазовые. В связи с этим отношение ЕCe/Y в первых в 1,5—2 раза выше.

Редкометалльно-мусковптовые пегматиты Мамского пояса имеют максимальное содержание церия и самое большое значение отношения SCe/Y. К сожалению, пегматиты этой специализации в других районах плохо изучены в отношении содержаний РЗЭ. В Хамарцабанском поясе (см. табл. 8.13) концентрации Ce, La и Nd во всех пегматитах ниже порога обнаружения применявшегося метода анализа, а иттрия — в несколько раз меньше, чем в Мамском поясе. Из других поясов Восточной Сибири изучен только Приольхонский, в котором средние содержания Ce, La, Nd и Y равны соответственно 152; 30; 25 и 11 г/т, т. е. они примерно те же, что и в пегматитах Мамского пояса.

Судя по результатам изучения содержаний РЗЭ в мусковитовых пегматитах Бирюсинского пояса (табл. 8.15), уровень их концентраций может иметь региональные особенности: по всем трем изученным лантаноидам он здесь в 2—б, а по иттрию — на порядок ниже, чем в Мамском поясе. Тот же, по существу, результат мы имеем и при изучении пегматитов Хамардабанского пояса (см. выше). Вмещающие породы в большинстве мусковитоносных регионов существенно богаче лантаноидами и иттрием, чем сами пегматиты и граниты. В нескольких районах наблюдается корреляция между уровнями содержаний и соотношениями отдельных РЗЭ в пегматитах, с одной стороны, и во вмещающих породах,— с другой. Впервые на такую корреляцию было обращено внимание при изучении состава монацитов из пегматитов США. Затем она была установлена для мусковитовых пегматитов Чупинского района Карелии, Было сделано естественное предположение о том, что вмещающие породы являются источниками РЗЭ пегматитов. Поэтому региональный фактор может быть решающим в уровне содержаний этих элементов в пегматитах.

В незамещенных (незональных) двуполевошпатовых пегматитовых телах РЗЭ в основном рассеяпы в породообразующих минералах: полевых шпатах и биотите. Минералом-концентратором РЗЭ здесь является биотит, содержащий в Майском пегматитовом поясе от 70 до 140 г/т суммы наиболее распространенных лантаноидов — Ce, La и Nd. В калишпатах эта сумма равна 40—50 г/т, в плагиоклазе — 50—70 г/т. Иттрия в пегматитах очень мало, и весь он обычно связан в плагиоклазе. Этот же минерал может иметь повышенное содержание неодима (до 35 г/т) и в существенно плагиоклазовых телах становиться минералом-носителем РЗЭ. В незамещенных двуполевошпатовых жилах роль минерала-носителя РЗЭ может выполнять и калишпат. Содержания лантаноидов и иттрия в первичных графической и блоково-графической структурах минимальны (табл. 8.16).

На ранней щелочной стадии послемагматического процесса в апографической структуре содержания РЗЭ в пегматитах возрастают за счет повышения роли биотита и роста концентраций церия и лантана как в биотите, так и в калишпате. Суммарное содержание четырех главных РЗЭ (Co + La + Nd + Y) увеличивается в среднем до 0,02 %. На стадиях возрастания кислотности и максимальной кислотпости концентрации РЗЭ еще более возрастают в связи с появлением апатита и монацита — концентраторов церия, а величина индикаторного отношения ЕCe/Y несколько уменьшается в соответствии с изменением щелочности процесса (см. табл. 8.16). В зонах мусковитизации главная часть РЗЭ связана с акцессорными минералами. Например, баланс распределения РЗЭ в зоне кварц-мусковитового замещения одной из промышленных жил Мамского пояса дает такие цифры: породообразующие минералы 22 %, монацит 38 %, апатит 29 %, гранат 11 %. Близкие цифры получены для пегматитов Северной Карелии.

В мусковите содержания РЗЭ обычно несколько меньше, чем в замещаемых биотите и калиевом полевом шпате (см. табл. 7.4, 7.5). В апатите и гранате, ассоциирующих с мусковитом, суммарная доля примесей РЗЭ ниже, чем в ранних генерациях этих минералов, но доля иттрия и неодима возрастает. Кроме монацита, ортита и этих двух акцессорных минералов, некоторая часть РЗЭ связана в олигоклазе зон мусковитизации, а также в цирконе и кварце. На стадии нового повышения щелочности послемагматического процесса концентрация РЗЭ во всех акцессорных минералах возрастает, но в связи со снижением количества самих минералов, а также с незначительным объемом зон позднего щелочного метасоматоза такое изменение не вызывает сколько-нибудь заметного увеличения средних содержаний РЗЭ в пегматитовых телах. Ho отношение ЕCe/Y здесь вновь закономерно возрастает.

В плагиоклазовых пегматитах также в первичных зонах содержания всех изученных РЗЭ минимальны. При наложении послемагматических процессов и появлении акцессорных минералов-концентраторов церия содержания этого элемента, а также лантана и иттрия возрастают в неясно-графической и блоковой зонах в 1,5—3, а в зонах кварц-мусковитового замещения — в 4 раза и более (см. табл. 8.16). Величина ЕCe/Y несколько ниже, чем в первичных биотит-плагиоклазовых агрегатах. Ho для пород она не так показательна, как для минералов.

Данных о средних содержаниях РЗЭ в пегматитах других слюдоносных регионов мира в нашем распоряжении практически нет. В большинстве случаев изучалось распределение РЗЭ в минералах пегматитов. Только недавно мы получили данные по содержанию некоторых лантаноидов в представительных пробах пегматитов Индии (метод HAA — нейтронно-активационного анализа, Лаборатория В. А. Боброва, ИГиГ CO AU СССР, Новосибирск). Судя по ним, пегматиты Гаджастхана содержат (г/т): Ce 9-11, La 3-8, Nd 2-5, Sm 1-2, Eu 1-3, ТЬ<1, Yb до 1,2 и Lu<0,2. Концентрации Ce, La и Nd много ниже, чем в пегматитах Майского пояса, что, видимо, свойственно редкометалльно-мусковитовым пегматитам, залегающим в метаморфических комплексах умеренных давлений.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: