Ранги россыпных площадей и принципы их выделения

12.08.2019

Рассмотренные принципы типизации россыпеносных площадей легли в основу регионального минерагенического анализа россыпей, который учитывает следующие позиции:

- связь россыпеносных площадей регионального ранга с особенностями структур земной коры с характерным для них стилем тектоно-геоморфологического развития и набором россыпеобразующих пород и рудных формаций;

- типы морфолитогенеза, определяющие условия высвобождения россыпеобразующих минералов, их транспортировку и накопление в форме, обеспечивающей извлечение существующими методами обогащения, и в концентрациях, делающих их отработку рентабельной (profitable);

- эволюцию россыпеобразовательного процесса, определяющую смену во времени типов россыпных формаций, трансформацию минеральных парагенезисов, наложение (пространственное совмещение) разнотипной россыпной минерализации, сохранность россыпей во времени и в меняющихся тектоно-геоморфологических условиях;

- комплексный характер россыпной минерализации.

Выше мы подчеркивали, что комплексный (полиминеральный и поликомпонентный) состав россыпей может определяться различными факторами, а чаще - их сочетанием, особенно в рамках таксонов ранга россыпного района и выше. Такими факторами являются;

а) поликомпонентный состав самих россыпеобразующих минералов (тантало-ниобаты, минералы платиновой группы), в том числе за счет элементов-примесей (V в титаномагнетите, Sc в ильмените, Hf в цирконе);

б) полиминеральный состав руд коренного источника (касситерит и вольфрамит в оловянно-вольфрамовых месторождениях, танталит, колумбит, эвксенит, касситерит, а также ювелирно-поделочные камни в россыпях в связи с гранитными пегматитами; колумбит, касситерит и циркон в россыпях в связи с редкометалльными щелочными гранитами; МПГ и демантоид в россыпях офиолитовых комплексов);

в) пространственное наложение разнотипной и разновозрастной минерализации (золото-оловянные, золото-киноварно-оловянные, золотоплатиновометальные, золото-жадеитовые россыпи);

г) наличие разновозрастных и разнотипных промежуточных осадочных коллекторов (золото-алмазоносные, золото-платинометалльно-алмазоносные россыпи);

д) сходство миграционной способности минералов, обеспечивающее их совместное накопление в сходных литодинамических обстановках (комплексные россыпи тяжелых минералов, в т.ч. с мелким и тонким золотом),

Влияние первого (а) и второго (б) из перечисленных факторов определяет комплексность отдельных россыпей ближнего сноса и россыпного узла в целом, влияние третьего фактора (в) начинает сказываться в рамках россыпных (рудно-россыпных) районов с россыпями ближнего сноса. Фактор (г) чаще всего определяет полиминеральный облик россыпных площадей ранга района и выше. Влияние последнего фактора (д) определяет комплексность россыпей дальнего переноса.

Полиминеральность минерагенического профиля россыпеносных площадей отчетливо проявляется при составлении и анализе баз данных по россыпным месторождениям по отдельным регионам, а тем более для таких крупных территории, как территория России в целом, в пределах которой, как отмечалось а разделе 1.1, известны россыпи более, чем 15 минеральных видов, принадлежащих к 7 сырьевым группам. Выше указывалось, что всего на территории России известно более 3600 объектов, в том числе: более 2700 золотоносных, 70 - платиновометалльных, более 170 россыпей цветных металлов (оловянных, оловянно-вольфрамовых и вольфрамовых, киноварных), около 60 россыпей черных металлов (железистых, собственно титановых и хромитовых), более 40 редкометалльных объектов, более 80 комплексных титано-циркониевых россыпей и россыпных проявлений, более 25 алмазоносных россыпных объектов, около 60 россыпей ювелирных и ювелирно-поделочных камней, более 70 россыпей мамонтового бивня и др. (База данных "Россыпные месторождения России", ИГЕМ РАН, по состоянию на 01.10.2007 г.). Размещение этих россыпных объектов, в число которых входят россыпные месторождения разного масштаба и степени изученности и россыпные проявления на территории России (рис. 2.6), позволяет выделять следующие региональные таксономические единицы россыпеносных площадей.

В качестве минерагенических единиц наиболее крупного ранга выделяются россыпные мегапровинции, соответствующие наиболее крупным структурам земной коры ранга кратонов (древних платформ), одновозрастным либо разновозрастным, но пространственно близким орогенным покровноскладчатым поясам, молодым платформам (плитам на палеозойском и мезозойском основании), современным островным дугам. Классическими примерами россыпных мегапровинций кратонов (древних платформ) в пределах России являются Восточно-Европейская мегапровинция (ВЕП), в целом совпадающая с одноименной платформой, и Восточно-Сибирская мегапровинции (ВСП), а примером россыпных мегапровинций складчатых поясов (областей) - Тимано-Уральская мегапровинция и мегапровинции Гор Южной Сибири (Алтае-Саяно-Забайкальская) и Северо-Востока Азии (рис. 2.7, таблица 2.3).

Примером россыпных мегапровинций, соответствующих плитным структурам, является Западно-Сибирская мегапровинция в пределах одноименной плиты, а также Восточно-Арктическая шельфовая провинция, время становления которой охватывает кайнозой. Иногда в рамки единой россыпной мегапровинции целесообразно включать пространственно сопряженные структурные элементы, тесно связанные в своем развитии, например, в пределы Восточно-Европейской мегалровинции нами включена также примыкающая с юга Скифская плита на палеозойском основании и северный фланг складчатой системы Большого Кавказа. Очертания россыпных мегапровинций, отвечающих платформенным структурам, в целом изометричны, а их площадь составляет более 4-5 млн. км2. Площадь россыпных мегапровинций складчатых поясов или их ансамблей колеблется от 0.5 до 2,5-3.5 млн. км2.

В рамках россыпных мегапровинций выделяются россыпные провинции, как правило, отвечающие крупным тектоническим элементам территории со свойственным им стилем развития и особенностями геологического строения (рис. 2.7). В пределах россыпных мегапровинций кратонов таковыми служат щиты, а также структуры платформенного чехла (синеклизы и своды) различного возраста и заложения, например, в пределах ВЕП, это синеклизы и прогибы, связанные соответственно с развитием Протоуральского (Восточно-Азиатского) океана и океана Тетис, а также сопряженные структурные элементы, включаемые в рамки россыпной мегапровинции на основании их пространственной сближенности.

В россыпных мегапровинциях орогенных покровно-складчатых поясов минеральный спектр россыпей, их возраст, условия формирования и сохранности заметно меняются в пределах аккреционных поясов разного возраста, например, Тиманская и Уральская россыпные провинции, отвечающие, соответственно, байкальской и герцинской складчатым системам.

Иногда в качестве руководящего признака при выделении россыпных провинций могут выступать и другие факторы, например, особенности морфолитогенеза, что хорошо видно на примере территорий, подвергавшихся позднекайнозойскому (в т.ч. четвертичному) оледенению. В пределах ВЕП именно границы распространения второго среднеплейстоценового (московского) и позднеплейстоценового (валдайского, вислинского) оледенений контролировали формирование концентраций мелкого и тонкого золота в ледниковых и водно-ледниковых образованиях краевой области оледенений. То же можно сказать о россыпной мегапровинции Северо-Американских Кордильер, в частности, о его Канадском сегменте (территории Юкон и Британская Колумбия), где позднеплиоценовое и четвертичные кордильерские оледенения кардинально повлияли на строение крупных долинных систем (pp. Юкон, Макензи и др.) и на условия формирования и сохранности россыпей.

Следующим по рангу элементом региональной минерагении россыпеносных площадей являются россыпные районы, или минерагенические россыпные зоны (в провинциях анизотропного линейного строения, что наиболее характерно для складчатых поясов). Как правило, россыпные районы различаются между собой стилем россыпной минерализации, уровнем вскрытия коренных источников, а также набором и соотношением разновозрастных россыпных формаций. Это хорошо можно проследить на примере Уральской россыпной провинции, в пределах которой с запада на восток выделяются 6 россыпных минерагенических зон, соответствующих главным тектоническим зонам Урала (таблица 2.3). Из них три западные, сформированные на деформированной пассивной окраине Восточно-Европейского континента, в определенной мере наследуют "платформенный" стиль россыпной минерализации (алмазы, метаморфизованные россыпи тяжелых минералов), в то время как россыпная минерализация восточных зон (МПГ, золото, редкие металлы и др.) типична для активных континентальных окраин (островодужные вулканиты, офиолиты, гранитный и щелочно-гранитный магматизм).

В зависимости от поставленных задач подходы к региональному минерагеническому анализу россыпей могут несколько меняться, однако главный принцип - оценка россыпного потенциала крупных таксонов ранга мегапровинций, провинций и районов, исходя из их соответствия определенным типам структур земной коры и особенностей тектоно-геоморфологической эволюции территории, а также полиминерального профиля россыпной минерализации - остается неизменным. В частности, в 1980-1990-е годы этот подход был в полной мере реализован при оценке россыпного потенциала современных шельфовых зон, что нашло отражение в ряде крупных научных обобщений, который был стимулирован пристальным интересом к минерально-сырьевому потенциалу шельфовых зон в целом и территориальных вод России в частности. Современные шельфовые зоны при этом рассматриваются как самостоятельный тип структур земной коры (как молодые плиты на мезозойском и более древнем структурном основании). Примером могут служить Арктические россыпные шельфовые провинции России, россыпной потенциал которых связан с кайнозойским плитным чехлом, а его формирование тесно увязывается с основными этапами раскрытия Северного Ледовитого океана. Это типичные россыпные провинции пассивных шельфов. Им противопоставляется россыпная минерагения шельфовых областей активных окраин континента, примером которых являются шельфовые области Северо-Западной Пацифики.

Изложенные принципы типизации используются в региональном минерагеническом анализе. При этом в качестве главных признаков, характеризующих особенности региональной минерагении той или иной россыпной мегапровинции, рассматриваются: а) основные события геологической истории, влияющие на формирование россыпей; б) типы россыпеобразующих формаций; в) морфоструктура и рельеф; г) минеральные типы россыпей; д) этапы и эпохи россыпеобразования; е) россыпные формации (РФ) и ряды РФ; ж) особенности пространственной группировки россыпей: зональность, россыпные провинции, районы; з) общий россыпной потенциал провинций и мегапровинций.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информационный некоммерческий ресурс fccland.ru © 2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна