Особенности россыпной минерагении Восточно-Европейской платформы

12.08.2019

Восточно-Европейская платформа (ВЕП), или Пра-Европа, занимающая практически всю восточную часть Европы и имеющая площадь более 520 тыс. км2, хотя и не обладает крупным суммарным россыпным потенциалом, соизмеримым, например, с Африканской платформой, но отличается весьма хорошей изученностью в отношении россыпей (главным образом усилиями российских и украинских исследователей). Вместе с тем ее общий россыпной потенциал, насколько позволяют судить современные данные, несравненно выше другой части Лавразии - Северо-Американской платформы. Это позволяет рассматривать ее как своего рода эталон полиминеральных россыпных мегапровинций структур древнейшей консолидации (рис. 3.2). На востоке ВЕП граничит с байкалидами Тимана и герцинидами Урала, на юге - со Скифской плитой, а на западе отделена от палеозойских и мезозойских складчатых структур Меза- и Нео-Европы линеаментом зоны Тейсейра-Торнквиста.

В современном рельефе платформы выделяются два крупных выступа докембрийского фундамента - Балтийский щит и Украинский щит с примыкающим к нему Белорусским сводом, где фундамент платформы залегает на незначительной глубине. Третьим крупным выступом фундамента является Воронежский массив, образующий ядро Воронежской антиклизы, в пределах которого кристаллический фундамент выходил на поверхность на значительной площади вплоть до начала юры.

Оба кристаллических щита, длительное время занимающие высокое положение в рельефе, представляют собой области, где на поверхность выведены глубоко эродированные россыпеобразующие комплексы пород докембрийского складчатого основания, а также древнейшие ископаемые россыпные формации орогенного и протоплатформенного этапов развития платформы (рудоносные конгломераты). Сочетаясь пространственно с наложенными россыпеобразующими формациями этапов фанерозойской тектоно-магматической активизации ВЕП, они дают начало молодым (преимущественно позднекайнозойским) близловерхностным россыпям ближнего сноса и широкого минерального спектра. На протяжении всего платформенного этапа развития оба выступа (а Воронежский массив вплоть до начала мезозоя) представляли собой области пролонгированного питания для россыпей, заключенных в осадочном чехле платформы.

Платформенный мегаэтап развития ВЕП начался с рифея (авлакогенная стадия), а формирование ее плитного чехла - с позднего венда. В этом интервале ее развития можно выделить несколько этапов, важных с точки зрения формирования россыпной минерагении:

1. Рифей-вендский (потенциальный), когда области потенциального россыпеобразования располагались в основном по восточному, отчасти северному, обрамлению платформы.

2. Палеозойский - девон-ранний карбон, во время которого области установленного и потенциального россыпеобразования были связаны с периферической частью терригенных бассейнов пассивной окраины ВЕП, обращенной к Палеоазиатскому (Протоуральскому) океану, и были сосредоточены, в основном, в пределах Волго-Уральского сегмента ВЕП (рис. 3.3).

3. Мезо-кайнозойский, во время которого распределение областей сноса и осадконакопления и структура основных палеодолинных систем контролировались северным флангом Тетической области, а сами палеобассейны занимали в основном Сарматский сектор ВЕП, отчасти южный фланг Волго-Уралии, где они смыкались с палеобассейнами Скифской и других постпалеозойских плит. Другая область потенциального россыпеобразования в юрско-меловое время существовала по западной периферии ВЕП и захватывала Западно-Европейскую молодую платформу.

4. В качестве самостоятельного, несоизмеримого по продолжительности с предыдущими этапами, но чрезвычайно важного для формирования россыпей, может быть выделен также позднекайнозойский (четвертичный) "гляциальный" этап, проявившийся в основном в пределах северного сегмента ВЕП, выделяемого под названием Фенноскандия (рис. 3.3).

Начало каждого из первых трех этапов отмечено существенной перестройкой структурного плана и, как следствие, перегруппировкой областей сноса, транзита и накопления обломочного материала, а также переориентацией основных долинных систем и формированием денудационных поверхностей с присущими им корами выветривания. Большинством исследователей в истории ВЕП выделяются несколько эпох относительной стабилизации и выравнивания, из которых главными являются средне-позднедевонская, раннекарбоновая (довизейская), триасовая (доюрская), мел-эоценоазя. Все они отмечены формированием руд элювиального происхождения (девонскими железными рудами в КМА, девонскими и нижнекарбоновыми бокситами в Северо-Онежском, Тихвинском и Белгородском районах, мезозойскими каолинами на УКЩ), а также элювиальными и элювиально-склоновыми россыпями. Среди последних известны девонские элювиальные россыпи титановых и редкометалльных минералов на альбитизированных гранитах юго-западного склона Воронежской антиклизы, элювиальные россыпи ильменита и апатита, редкометалльных минералов (колумбита, циркона, монацита), драгоценных камней, а также остаточные концентрации барита в триасово-юрских и меловых корах выветривания УКЩ.

Эпохи относительно высокого стояния платформы отмечены также крупными долинными палеосистемами, из которых, в первую очередь, следует отметить палеодолины нижнекарбонового (Подмосковный бассейн и др.), нижнеюрского, верхнемелового (предсеноманского) и кайнозойского (миоцен-плиоценового - Палео-Дон и др.) возраста, служившие, с одной стороны, коллекторами кластогенных осадочных и гидрогенно-осадочных месторождений, а с другой - представлявшие собой пути транзита материала в береговую зону платформенных седиментационных бассейнов, в частности, ценных минералов в комплексные титано-циркониевые ПМР. Следует отметить особую роль долинной системы Пра-Дона.

Важной чертой развития ВЕП явилась также "сквознай" во времени активность многих структур как платформенного чехла, так и структур складчатого основания. Выше отмечалась на первый взгляд парадоксальная связь с элементами глубинного строения платформы (сегментами) не только разновозрастных платформенных бассейнов, но и границами развития четвертичных покровных оледенений. Активность структур фундамента и платформенного чехла определяет унаследованный характер расположения разновозрастных россыпных полей и районов в пределах одних и тех же структур, влияние последних на внутреннюю структуру россыпных залежей и полей и, что особенно примечательно, на интенсивность проявления процессов пострудного эпигенетического изменения рудных песков, затрагивающих собственно рудные минералы. Исследования последних лет убедительно показали, что к зонам повышенной проницаемости, каковыми служат сквозные разломы фундамента и чехла платформы, приурочены флюидные потоки, формирующие специфическую по составу золоторудную минерализацию в верхних горизонтах осадочного чехла.

С учетом особенностей металлогении и тектоно-геоморфологического развития ВЕП в ее пределах можно выделить три типа россыпных провинций (таблица 3.1). Провинции первого типа приурочены к выступам складчатого основания (Скандинавский и Украинский щит), второго - к крупным платформенным синеклизам и прогибам. Россыпная минерагения провинций третьего типа определяется особенностями геоморфологической истории платформы на последнем этапе, а именно границами распространения покровных оледенений.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информационный некоммерческий ресурс fccland.ru © 2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна