Россыпная минерагения Австралийской платформы

12.08.2019

Россыпная мегапровинция Австралийской платформы занимает западную и центральную части континента, выраженные в современном рельефе обширным Западным плато (плоскогорье), над которым возвышаются отдельные низкогорные массивы и хребты (Кимберли, Хамерсли, Макгрейв, Макдомнелл, Дарлинг, Стирлинг). Значительную часть поверхности занимают также песчаные пустыни (Большая Песчаная пустыня, Большая пустыня Виктория, пустыня Гибсона, пустыня Танами). От Восточно-Австралийской россыпной провинции, соответствующей Тасманскому орогенно-складчатому поясу, она отделена обширными низменными равнинами Большого Артезианского бассейна в области развития мезо-кайнозойского осадочного чехла.

В составе кристаллического фундамента около половины площади занимают разделенные ультрабазит-базит-андезитовыми зеленокаменными поясами архейские ядра, основу которых образуют гранито-гнейсовые купола, возраст пород которых оценивается в 3.65-3.35 млрд. лет. Наиболее крупным из них является блок Йилгарн на юго-западе континента, составляющий вместе с расположенным севернее меньшим по площади блоком Пилбара Западно-Австралийский кратон. Расположенный восточнее по северо-восточному побережью Большого Австралийского залива архейский блок Гоулер представляет собой выступ Южно-Австралийского кратона, а выступ Пайн-Крик на п-ве Арнем-Ленд - фрагмент Северо-Австралийского кратона (рис. 3.45). Архейские ядра разделены нижне-среднепротерозойскими поясами субширотного, северо-западного и северо-восточного направлений, породы которых выходят на поверхность в горах Макгрейв, Макдоннелл и др. В неопротерозое территория пережила этап мощной тектоно-магматической активизации, завершивший становление платформы. В это время к ней с востока, к кратону Гоулур, причленился неопротерозойский пояс Аделаида, закончивший свое развитие в кембрии,

Нa примере наиболее крупного и хорошо изученного блока Йилгарн и соседнего блока Пилбара видно, что важнейшими комплексами кристаллических пород, выступающими в качестве источников россыпеобразующей минерализации в пределах рассматриваемой мегапровинции, являются:

- ассоциирующие с гранито-гнейсовыми куполами древнейшие пегматиты (3-2.4 млрд. лет), являющиеся источником оловянной и редкометалльной (Ta-Nb, Be) минерализации (Гринбушес, Пилбара и др.);

- вулканиты древнейших зеленокаменных поясов (Калгурли, Голден Майн и др.), с которыми ассоциирует золоторудная минерализация золото-сульфидно-кварцевого, а также золото-железисто-кварцитового типа (итабириты);

- "молодые", ранне- и среднепротерозойские пегматиты этапов тектоно-магматической активизации (например, в блоке Аранта в Северо-Австралийском кратоне), с которыми связана комплексная редкометалльная (касситерит, танталит-колумбит, самарскит, монацит) минерализация.

В пределах Северо-Австралийского кратона в качестве важнейшего типа россыпеобразующей минерализации выступают также алмазоносные кимберлиты и лампроиты, в том числе лампроиты поля Эллендейл и "туфы Аргайл” (возраст которых оценивается от 1058-1156 до 800 млн. лет., связанные с этапом неопротерозойской активизации кратона. С этим этапом связано также формирование потенциально россыпеобразующего редкометалльного (монацит, пирохлор) оруденения в карбонатитовых массивах (Маунт Уэльд в кратоне Йилгарн и др.).

Кроме того, все комплексы архейских и протерозойских кристаллических пород выступают в качестве региональных первоисточников устойчивых тяжелых минералов (ильменит, циркон, рутил, монацит и др.) в комплексных прибрежно-морских россыпях, развитых по западному (Энниба-Залив Географов) и южному побережью Австралии (бассейны Эукпа и Марри-Бейсин).

Перечисленные типы россыпеобразующей минерализации определяют полиминеральный (Au-RM-Sn-aлмазы-TiZr) минерагенический профиль россыпной мегапровинции.

Древнейшими россыпными концентрациями в пределах Австралийской платформы являются золото-ураноносные с алмазами конгломераты района Наллагайн в центральной части кратона Пилбара, которые, как указывает А.А. Константиновский, по-видимому, вообще являются наиболее древними из известных конгломератов. Они датируются поздним археем и приурочены к базальной группе Фортескью, радиологический возраст которой составляет 2.7 млрд. лет. Золотоураноносные, с алмазами, белые и сероцветные олигомиктовые песчаники с прослоями кварцево-галечных конгломератов и отдельными покровами основных эффузивов лежат в основании формации Грин-Хол (Хэрдэй), которая с размывом залегает на образованиях нижней части группы Фортескью. Снос материала происходил с центральной части кратона, сложенной гранит-зеленокаменными породами фундамента. Главный продуктивный горизонт конгломератов является базальным, он имеет небольшую (2-5 м) мощность и выдержан по простиранию на расстояние более 100 км. Промышленная алмаэоносность установлена на площади более 50 км2; характерно присутствие крупных (средней массой 50 мг) высокосортных алмазов кимберлитового типа. Конгломераты отрабатываются на двух участках (Брук и Грант Хиллс). Приуроченность концентраций золота и алмазов, а также окатанных зерен тухолита к шлиховым прослоям, обогащенным и другими тяжелыми минералами (цирконом, монацитом), свидетельствует о первично кластогенном генезисе минерализации в конгломератах. О палеообстановках формирования последних говорит также тот факт, что в их основании сохранились палеодолины, в которых мощность конгломератов увеличивается до 40-60 м. Последующая трансгрессия привела к их переработке и "растаскиванию" алмазов по латерали.

Длительный этап континентального развития Западной Австралии обеспечил в целом весьма значительный срез коренных источников, оцениваемый для разных типов оруденения величиной в многие сотни метров-первые километры, тем самым создав условия для перевода в россыпи значительных объемов рудного материала. He менее важным фактором, оказавшим влияние на мобилизацию россыпеобразующих минералов, как встречающихся в виде концентрированного оруденения, формирующего крупные коренные месторождения, так и в виде рассеянной, часто акцессорной минерализации, оказало глубокое химическое выветривание с формированием кор выветривания каолинового и латеритного типа. Вторичная мобилизация и концентрирование супергенного золота в корах выветривания определила также возможности формирования россыпей за счет рудных формаций, в общем случае не обладающих россыпеобразующими свойствами (например, золото-урановых).

Собственно геоморфологический этап развития территории (в понимании И.П. Герасимова и Ю.А. Мещерякова) охватывает поздний мезозой-кайнозой, но и этот в целом небольшой этап развития позволяет судить о значительной унаследованности развития рельефа, что проявляется в строении его долинной сети. В связи с этим следует указать на такую важную особенность физиографии платформы, как отчетливо концентрический рисунок его гидросети (рис. 3.46). По периферии континента на формирование облика рельефа и эволюцию россыпей существенное влияние оказали также ранне-среднекайнозойские трансгрессии, оставившие следы в виде серий береговых линий эоценового (в бассейне Эукла) и плиоценового (в бассейне Марри-Бэйсин) возраста, а также абразионных платформ, местами выработанных в металлоносных корах выветривания (россыпной узел Гринбушес).

Неясным остается вопрос о древних эпохах потенциального россыпеобразования, а также о влиянии пермо-карбонового оледенения Гондваны, захватившего значительную часть Австралийской платформы. Широкое распространение пермских тиллитов мощностью до 1500 м, в частности в бассейне Перт по западному побережью Австралии, а составе которых встречаются валуны, достигающие 6 м в поперечнике, с характерной ледниковой штриховкой, свидетельствует о значительных масштабах этого оледенения, которое не могло не повлиять на сохранность россыпей, сформированных на ранних этапах развития платформы. Вместе с тем, ледниковая эрозия и аккумуляция, по-видимому, могут рассматриваться как фактор, обеспечивавший поступление значительных порций россыпеобразующих минералов в терригенные осадки (пермские мелководные песчаники и алевролиты), впоследствии игравших роль промежуточных коллекторов для позднейших россыпей тяжелых минералов.

Следами древних процессов россыпеобразования, предшествовавших геоморфологическому этапу, могут служить концентрации редкометалльных минералов (монацита, пирохлора) на фиксированных древними почвами эрозионных палеоуровнях (например, в толще мощного реголита на карбонатитах Маунт Уэльд в пределах блока Блок Йилгарн). Промышленные запасы и ресурсы редких металлов в этих россыпях, датируемых мезозоем (?), оценены в 49.3 тыс.т Ta2O5 и более 400 тыс.т Nb2O5.

Свидетелями существования более древних, докембрийских стратиграфических уровней потенциального россыпеобразоеания являются обогащенные тяжелыми минералами олигомиктовые песчаники и конгломераты среднего рифея и верхнего венда.

Рассмотрим особенности формирования и строения россыпей мегапровинции на примере конкретных районов и месторождений.

Представление об условиях формирования и сохранности россыпей золота, прежде всего в пределах кратона Йилгарн дает выполненный К. Джонсоном и К. МакКином анализ золотоносных палеодолин района Гиджи в окрестностях Калгурли. В современном рельефе кратон Йилгарн представляет собой часть обширного Западного плато, фактически слабо всхолмленной денудационной равнины с мощным чехлом коры выветривания мезозойского возраста. Формы современного рельефа формировались в условиях аридного морфолитогенеза и представлены сухими долинами, бессточными котловинами, занятыми солеными озерами и солончаками ("playa"), глинистыми депрессиями ("clay реn"), дюнными массивами с развитыми на них калькретами и силькретами и коллювиальными шлейфами в обрамлении выходов коренных пород. Все они существенно маскируют особенности древнего рельефа, в том числе третичные палеодолины, которые, в целом, плохо выражены в рельефе, хотя наиболее крупные из них трассируются сухими долинами и котловинами.

Древняя долинная сеть, к которой приурочены россыпи золота, имеет разветвленный дендритовоидный характер и принадлежит двум различным бассейнам, разделенным палеоводоразделом субмеридионального простирания (рис. 3.47а). He менее важным является структурный контроль в размещении палеодолин; большинство долин, вмещающих россыпи золота, расположены вдоль разломов северо-восточного направления, которые рассматриваются как структуры, контролирующие золоторудную минерализацию в зеленокаменных породах кратона.

Золотоносные палеодолины района Калгурли врезаны в кору выветривания, слагавшую поверхность мезозойского пенеплена, в том числе в ее нижний горизонт - сапролит, и в подстилающие их коренные породы. Их глубина достигает 60 м. Долины выполнены слабо ожелезненными песками с примесью гравия и глины формации Уоллубар, датируемыми концом среднего-началом позднего эоцена ("Wollubar sandstone") и перекрыты верхнеэоценовыми озерными глинами ("Perkolilli shale"). Золотоносный пласт приурочен к базальному горизонту формации Уоллубар, который представляет собой существенно кварцевые пески с прослоями плохо окатанной мелкообломочной гальки и гравия и включением блоков подстилающего сапролита, видимо, поступавших с бортов долин в процессе их врезания. Каолинитовая матрица залегающих выше верхнеэоценовых озерных глин отражает их происхождение за счет переотложения региональной коры выветривания, а интенсивное ожелезнение с образованием бобовин оксидов/гидроксидов и пизолитов - наложенное выветривание in situ в условиях аридизации климата. Ожелезненные глины перекрыты пустынным комплексом осадков; коллювием, эвапоритами бессточных котловин и эоловыми песками (рис. 3.47б).

Своей хорошей сохранностью золотоносные долины обязаны сочетанию двух факторов: сохраняющейся тектонической стабильности территории и произошедшей в миоцене-начале плиоцена резкой аридизации климата, которая заметно снизила активность эрозионных процессов. Участие продуктов переотложения латеритной коры выветривания в составе древнего аллювия способствовало накоплению в нем, наряду с кластогенным, вторичного супергенного золота, в том числе самородков. А произошедшая затем смена типа литогенеза определила многие важные черты геохимических процессов: латеральной и вертикальной миграции как самого золота, так и его элементов-спутников. Эти процессы обусловили возникновение в древнем аллювии и в перекрывающих его осадках, прежде всего в глинах формации Лерколилли, ложных геохимических аномалий Au, Sb, W, As (последний обычно в тесной ассоциации с гидроксидами Fe и Mn в пизолитах и ожелезненных гравийных прослоях), серьезно осложняющих поиски россыпей и коренного оруденения. Установлено, что слой глин при мощности более 15 м полностью маскирует первичные геохимические аномалии в коренных породах.

Редкометалльные и оловоносные россыпи (россыпи тантало-ниобатов и иасситерита), связанные с редкометалльными гранитами и пегматитами, практически всегда образуют единый генетический ряд с корами выветривания, которые сами по себе нередко служили объектами отработки (например, в 1950-60-х гг. на месторождении Уоджина). За счет размыва кор выветривания формируются остаточные элювиальные и пространственно смыкающиеся с ними склоновые россыпи, и аллювиальные россыпи верхних звеньев долинной сети (например, россыпь Майн-Голли в том же рудном поле), содержание в которых только танталита в среднем составляет 1-1.5 кг/м3, достигая в отдельных сечениях нескольких кг/м3. Помимо танталита, в россыпях в подчиненных количествах встречаются микролит и касситерит (последний в количестве 1 до 20% от массы рудного концентрата).

Классическим и наиболее хорошо изученным объектом этого типа являются комплексные танталит-касситеритовые россыпи месторождения Гринбушес, расположенного в 200 км южнее Перта, По данным Р. Хобсона, Р. Матерсона и других исследователей, приводимых В.В. Бурковым и др., россыпи связаны пегматитами и грейзенами массива альбитизированных гранитов архейского возраста, залегающих среди амфиболитов и амфиболовых сланцев. Комплекс материнских пород сильной эродирован, перекрыт корой выветривания каолинового профиля, а сам массив в современном рельефе представляет слабо всхолмленное плато с центральной возвышенностью, расчлененное радиально-концентрической системой долин (рис. 3.48).

Район представляет собой сводовую морфоструктуру, наследующую структуру гранитного батолита, обнажающегося в пределах "плато" (мезозойского пенеплена) с отметками 300-350 м и расчлененного радиальными долинами, врезанными до отметок 240-250 м. Редкометалльно-оловянные россыпи, из которых в 1950-1960-е гг. было добыто более 80% всего полученного в районе оловянного и танталит-колумбитового концентрата, представлены следующими типами: элювиально-склоновыми, аллювиальными в современных долинах и залегающими плащеообразно на водоразделах россыпями т.н. "древнего аллювия". Доля последних в суммарной добыче концентратов из россыпей составила около 90%.

Древнейшие концентрации танталита и касситерита на склонах центральной возвышенности и по ее обрамлению имеют позднемеловой-палеогеновый (?) возраст. Под влиянием позднекайнозойской (миоценовой,?) трансгрессии поверхность плато подверглась значительной переработке и дополнительному сглаживанию; одновременно произошло формирование прибрежно-морских россыпей, что привело к "растаскиванию" по латерали склоновых и ложковых россыпей. Эти бассейновые отложения (т.н. "древний аллювий”) залегают на белых и голубых глинах коры выветривания и сложены чередованием прослоев галечников и валунников (в основании пласта), белых гравийников, песков и глин мощностью 7-20 м (5-7 м в эксплуатационных разрезах) и, в свою очередь, перекрыты латеритом. Они отличались чрезвычайно высокими концентрациями танталита и касситерита; в отдельных местах, например, в районе руч. Элиот-Галли среднее содержание касситерита в россыпи достигало 230 кг/м3, а танталита превышало 174 кг/м3, причем концентрации последнего в россыпи заметно снижались на расстоянии уже 200-300 м от подножья возвышенности г. Гринбушес. Толща перекрытых латеритом белых лесков распространена на значительной площади плато к западу и юго-западу от г. Гринбушес; она затронута большим количеством горных выработок, из которых добывался касситерит.

Металлоносный материал "древнего аллювия" в значительной мере переотложен в лога и долины современной гидросети (позднеплиоценчетвертичные), которые заключают аллювиальные россыпи нижнего яруса рельефа, однако содержание касситерита и танталита в них заметно ниже, чем в древних россыпях. Оловянно-редкометалльные россыпи Гринбушеса интенсивно отрабатывались в 1960-70-е гг. при среднем соотношении касситерита к танталиту 10:1.

Алмазоносные россыпи провинций Хамерсли и Кимберли на севере Северо-Австралийского кратона, открытые в конце 1960-х - начале 1970-х гг., вскоре стали вторым крупным россыпным алмазоносным объектом континента вслед за россыпями Нового Южного Уэльса. Уникальность этих россыпей состоит в том, что главным типом их первоисточников являются не кимберлиты, а многочисленные тела (трубки) лампроитов, развитые в пределах блока Кимберли (поле Эллендейл, трубка Аргайл) и др. Именно аллювиальные россыпи руч. Смоук-Крик в восточной части блока привели к открытию в 1979 г. знаменитой трубки Аргайл, одного из крупнейших коренных месторождений алмазов в мире.

Алмазоносные россыпи в пределах Австралийской платформы представлены различными генетическими типами. Одним из них являются элювиальные россыпи на лампроитах в поле Эллендейл, развивающиеся по наиболее измененным породам в приповерхностной части трубок. Содержание алмазов и крупность камней в них обычно существенно (в 2 и более раз) превышает таковое в самих лампроитах. Несмотря на то, что в поле Эллендейл выявлена древняя (эоцен-олигоценоеая) долинная система общей протяженностью более 12 км, но ни в ней, ни в современном аллювии сколько-либо значительных концентраций алмазов не обнаружено.

Все аллювиальные россыпи, известные в пределах блока Кимберли, связаны исключительно с месторождением Аргайл и распространяются по долинам на расстояние до 35 км от коренного месторождения. Это типичные россыпи ближнего и умеренного сноса, формировавшиеся в условиях аридного климата, причем в россыпях ближнего сноса существенного накопления алмазов и увеличения их крупности по сравнению с исходной породой не происходит, что связывается с особенностями аридного литогенеза.

Наиболее крупные россыпи располагаются в долинах ручьев Смоук-Крик и Лаймстоун-Крик. Россыпи первого из них - Верхн. и Нижн. Смоук-Крик простираются на расстояние соответственно 1.5 и 10 км при мощности рудного пласта в среднем около 1 м и среднем содержании алмазов 3.8 кар/м3. Россыпь Лаймстоун-Крик, полностью отработанная, имела несколько большую мощность пласта (до 2 м) при среднем содержании алмазов около 10 кар/м3.

В россыпях умеренного переноса происходит заметное повышение качества алмазов на фоне резкого снижения их концентраций, примером чего служит довольно крупная россыпь р. Боу-Ривер со средним содержанием алмазов около 0.43 кар/м3, протяженностью около 30 км. Россыпь начинается ниже устья руч. Лаймстоун-Крик и прослеживается вплоть до впадения реки в р. Орд-Ривер, после чего содержания алмазов в аллювии резко снижаются ниже промышленного уровня, хотя алмазоносность аллювия сохраняется на расстоянии более 150 км вплоть до залива Кунуррара. Предполагается, что вынос алмазов осуществлялся и в область прибрежного шельфа, в связи с чем определенные перспективы связываются с опробованием осадков залива Жозеф-Бонапарт.

Важнейшим компонентом россыпной минерализации мегапровинции Австралийской платформы, как и других платформ Гондваны, явлются комплексные россыпи тяжелых минералов, располагающиеся по периферии Австралийской платформы в зоне сочленения ее с молодыми мезо-кайнозойскими шельфовыми областями. Как было показано выше, этот тип россыпей, образованный наиболее устойчивыми россыпеобразующими минералами, способными сохраняться в условиях глубокого химического выветривания и многократного переотложения и накапливаться в обстановках литорально-сублиторальной зоны, является одной из "визитных карточек" областей древней консолидации, какими являются платформы Гондваны.

По периферии Австралийской платформы располагаются две провинции/субпровинции развития комплексных россыпей тяжелых минералов (рутил-циркон-ильменитовых россыпей): Западно-Австралийская в обрамлении кратона Йилгарн и Южно-Австралийская провинция с двумя крупными субпровинциями Эукла-Бейсин и Марри-Бейсин (см. рис. 3.45). Первая из них занимает полосу протяженностью более 1000 км, протянувшуюся к северу от м. Натуралиста. Развитые здесь россыпи тяжелых минералов, известные с конца 1940-х - начала 1950-х гг., в основном связаны с калькретизированными дюнными комплексами регрессивной серии приподнятых плейстоценовых береговых линий, наиболее древняя из которых имеет отметку 70 м. Число этих береговых линий только в заливе Географов достигает 5 (Мидцл и Лоуэр Эскарпмент, Бассендин, Спирвуд, Квиндалуп и современная). С ними связана целая серия россыпных месторождений, которые в 1960-е гг. оценивались как самые богатые россыпи ильменитовых песков в мире, при соотношении главных рудных минералов ильменит: лейкоксен : циркон : рутил : монацит = 10:0.6:0.7:0.1:1.2. Однако наиболее масштабные россыпи тяжелых минералов западного побережья связаны с высокими береговыми линиями, в том числе с береговой линией плиоценового возраста; среди последних такие крупные отрабатываемые или подготавливаемые к освоению объекты как Энибба, Кулярлу, Донгара и др.

Примыкающая с востока к структурам пояса Аделаида, субпровинция россыпей тяжелых минералов Марри-Бейсин, открытие которой произошло в 80-х гг. XX века (первые находки рудных песков относятся к 60-м гг.), имеет площадь более 300 тыс. км2 и приурочена к внутрикратонному прогибу, выполненному каменноугольными, пермскими, меловыми породами, перекрытыми палеоген-неогеновыми аллювиальными и прибрежно-морскими осадками. Концентрации тяжелых минералов приурочены к перекрытым четвертичными глинистыми осадками верхнемиоцен-плиоценовым пескам формаций Локстон и Парилла и контролируются регрессивной серией береговых линий, возраст древнейшей из которых определен как 6 млн. лет (рис. 3.49б). В пределах Марри-Бейсин известно в сумме более 6 крупных месторождений (Гингко, ВИМ-100, ВИМ-200, ВИМ-250, Галлиполи, Миндарии) и одно месторождение-гигант (ВИМ-150).

Россыпные объекты Марри-Бейсин представлены двумя основными типами. Первый тип (ВИМ-тип), названный по имени первого открытого здесь месторождения-гиганта ВИМ-150 (750 млн.т песков с содержаниями суммы тяжелых минералов 4%), представляет собой погребенные выдержанные пластовые залежи с мощностью пласта 8-10 м. Они сложены весьма тонкозернистыми хорошо сортированными песками с высоким содержанием рудных компонентов, но труднообогатимыми из-за малой размерности рудных минералов (0.05 мм), что долгое время сдерживало их освоение. Генетически - это сублиторальные россыпи (offshore placers), сформировавшиеся в условиях прибрежного мелководья. Суммарные ресурсы россыпей ВИМ-типа в Марри-Бэйсин составляют 4.9 млрд.т при среднем содержании суммы тяжелых минералов 2.9%.

Другой тип россыпей - это выявленные в середине 90-х гг. палеороссыпи пляжевого типа (strand placers), представляющие собой линейные, наклонные под углом до 10-13°, субпараллельные залежи преимущественно северо-западного простирания, протяженностью до 30 км при ширине 200-1000 м, сложенные грубо-среднезернистыми песками с содержанием тяжелых минералов 2-4%. На сегодняшний день выявлено более 200 таких объектов с выявленными суммарными ресурсами более 80 млн.т ильменита, рутила и циркона. Крупнейший объект этого типа -месторождение Гингко, только подтвержденные запасы рудных песков которого составляют 187 млн.т (или 5.38 млн.т тяжелых минералов) при их содержании 2.9% и соотношении ильменит:лейкоксен:рутил:циркон = 4.3:2:1:1). Рядом с ним в 10 км располагается месторождение Сниппер с ресурсами 100 млн.т песков при содержании суммы минералов 5.4% и еще ряд объектов данного типа.

В пределах южной, опущенной части кратона Гоулер располагается еще одна, недавно выявленная подпровинция ископаемых россыпей тяжелых минералов - Эукла-Бейсин с россыпями преимущественно ильменит-цирконового состава, в том числе древними дюнными россыпями в песчаниках среднеэоценового возраста. Размещение россыпей также контролируется серией регрессивных береговых линий, из которых наиболее древняя датируется эоценом (рис. 3.50). Примером могут служить крупные дюнные месторождения Джасинг и Амбросия, отличающиеся высокими содержаниями циркона; например, по данным, приводимым Б.Хоу, в месторождении Джасинг циркон составляет 55% тяжелой фракции при соотношении циркон:ильменит:рутил = 8.1:3.1:1, а в месторождении Амбросия - 66% при соотношении циркон : ильменит : рутил = 11:1.3:1.

Суммируя сказанное, следует подчеркнуть, что если исключить из рассмотрения древние эпохи потенциального россыпеобразования, сведения о которых, как указывалось выше, ограничены, можно сказать, что в пределах мегапровинции Австралийской платформы эволюция россыпеобразования с формированием россыпей промышленного уровня укладывается в рамки мегаэтапа, начало которого приходится на конец мела (70-66 млн. лет) и совпадает с завершением раскола Гондвана и обособлением Австралии от Антарктиды. В это время начинается расчленение мезозойской поверхности выравнивания - глобального пенеплена Гондваны, мощная перестройка долинной сети, особенно на южном фланге континента, врезание долин и переотложение рудоносного материала кор химического выветривания. Однако, не исключено при этом, что часть элювиальных остаточных россыпей, сохранившихся в пределах пенеплена, унаследована с мезозоя.

С расчленяющими пенеплен ранне-среднепалеогеновыми долинами связаны датируемые эоценом древнейшие аллювиальные россыпи золота не только на самой платформе, но и прилегающих районах Восточной Австралии, впоследствии подвергшиеся латеритизации с образованием супергенного золота и захоронению. Эти долины играли также важную роль в качестве важнейших поставщиков тяжелых минералов в прибрежношельфовую зону эоценового бассейна Эукла (Бол. Австралийского залива). Характерно, что они являются концентраторами не только кластогенного золота, но, одновременно, и гидрогенных палеодолинных месторождений урана, формирование которых охватывает эоцен-олигоцен, вплоть до середины миоцена.

Развитие позднекайнозойских трансгрессий (миоценовой и особенно плиоценовой) по периферии платформы создало на локальных участках условия для абразионной переработки ранее возникших россыпей ближнего сноса (в частности, редкометалльно-оловоносных), а также для формирования прибрежно-морских россыпей тяжелых минералов. Новая фаза врезания, стимулировавшая формирование россыпей в плиоцен-четвертичных долинах, совпала с резкой аридизацией климата, не только определившей специфические черты транспортировки и концентрации рудных компонентов в россыпях, но и значительные эпигенетические изменения ранее сформированных россыпей (калькретизация, силькретизация, вторичное перераспределение рудных компонентов).

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информационный некоммерческий ресурс fccland.ru © 2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна