11.10.2019
Обустроить чердачное помещение с комфортом несложно, сложнее обеспечить там достаточно света. Если вы хотите обзавестись окном на...


11.10.2019
Blockchain признана одной из прорывных информационных технологий нашего времени. Более 8 лет истории этой сети неразрывно связаны...


11.10.2019
Для любого предприятия, которое использует в работе различные машины, важной составляющей бесперебойной деятельности считается...


10.10.2019
Современный рынок недвижимости в Москве переполнен предложениями. Тут можно свободно купить квартиры различной площади в центре...


10.10.2019
Профлист – универсальный износостойкий материал. Кровельный профнастил используется при создании крыши, стеновой при возведении...


10.10.2019
Теперь совместить отдых с долгосрочной инвестицией стало проще. Воспользовавшись услугами специалистов, можно приобрести не...


Россыпная мегапровинция Северо-Востока Азии

12.08.2019

Северо-Восток Азии, на территории которого располагаются северо-восточная часть Республики Саха (Якутия), Магаданская область. Корякский национальный округ, Камчатская и Амурская области, Хабаровский и Приморский края, представляет крупнейший регион добычи золота, олова, платиноидов, главными источниками которых являются россыпные месторождения. В тектоническом отношении он охватывает супертеррейны Верхояно-Колымской, Корякско-Камчатской областей, Чукотки и Охотско-Чукотский вулканогенный пояс (на севере) и Амурский и Сахалинский супертеррейны (на юге). В морфоструктуре региона преобладают выраженные хребтами, горными странами и нагорьями сводово-глыбовые поднятия, разделенные межгорными впадинами, днища которых заняты аккумулятивными и денудационными равнинами, приуроченными к жестким блокам срединных массивов, и узкими внутригорными впадинами-грабенами рифтового и рампового типов.

Относительная молодость рельефа определяется временем завершения складчатости; на большей части территории геоморфологический этап охватывает поздний мел-кайнозой, и лишь в Корякско-Камчатской области его начало приходится на конец палеогена. Самым молодым элементом является территориально входящая в состав мегапровинции Курильская островная дуга. Важнейшая региональная особенность строения современной поверхности - свойственное северному флангу территории смещение главного водораздела в сторону Охотского моря, вызывающее отчетливую асимметрию в строении долинных систем Арктического и Тихоокеанского бассейнов, отражающее особенности эволюции соответственно пассивной и активной континентальных окраин.

В минерагеническом отношении этот регион представляет собой одну из семи россыпных мегапровинций, которые выделяются на территории России. Ее столь высокий ранг определяется не только масштабами территории, но и сложным полиминеральным профилем россыпной минерализации, который отражает разнородность ее тектонического строения, разнотипность россыпеобразующих источников и сложность тектоно-геоморфологической эволюции, определивших многообразие минеральных (часто комплексных поликомпонентных), морфогенетических, возрастных и геолого-промышленных типов россыпных месторождений.

В пределах россыпной мегапровинции Северо-Востока Азии выделяются следующие полиминеральные россыпные провинции: Яно-Колымская (ЯК). Чукотская, или Чукотско-Корякская (ЧК), Дальневосточная (ДВ) и Охотско-Камчатская (OK) (таблица 4.6, рис. 4.34). Выделенные россыпные провинции соответствуют разнородным тектоническим элементам с разным стилем металлогении, а именно, Верхояно-Колымская россыпная провинция - коллажу террейнов Яно-Колымской орогенной области, включая Колымо-Омолонский супертеррейн, Чукотско-Корякская - Чукотскому и Корякскому супертеррейнам, Дальневосточная россыпная провинция -восточному флангу Монголо-Охотского орогенного пояса и Сихотэ-Алиньскому супертеррейну, Охотско-Камчатская - Камчатскому и Курильскому сегментам островодужной системы Северо-Западной Пацифики.


В пределах названных россыпных провинций могут быть выделены 17 россыпных субпровинций, большинство из которых также являются полиминеральными, при преобладании одного или двух ведущих минеральных типов россыпей. В качестве примера полиминеральных минерагенических зон могут быть названы Яно-Колымская россыпная зона, профиль которой определяют золото и олово (часто вместе с вольфрамом), и Амуро-Зейская россыпная (золото, агаты, МПГ в качестве сопутствующей минерализации). Примером мономинеральных минерагенических единиц соответствующего ранга являются Тындо-Зейская золотоносная зона, Ceвepo-Якутская костеносная россыпная субпровинция. В пределах субпровинций, в свою очередь, выделяются россыпные районы, минерагенический профиль которых, как правило, определяется каким-либо одним видом сырья, хотя известны и полиминеральные россыпные районы и даже узлы, например, с оловянно-вольфрамовой минерализацией (Центрально-Полоусный, Шелагско-Куветский россыпные районы, Омчикандинский, Иультинский, Мерекский россыпные узлы), золотоносные с сопутствующей редкоземельной минерализацией (Куларский россыпной район, Солурский и Хараулахский россыпные узлы), золото-платинометалльные (Пекульнейский узел) и др. Их сложный минерагенический профиль и комплексный состав россыпей определяются сочетанием факторов разного ранга.

Основной россыпной потенциал Северо-Востока Азии, в том числе расположенных здесь крупных и суперкрупных россыпных месторождений, определяют три вида сырья - золото, минералы платиновой группы и олово.

Особенности их минерагении и строения важнейших геологопромышленных типов россыпей, определяющих основной потенциал мегапровинции, нашли отражение в недавнем обобщении, к которому мы и отсылаем читателя, ограничившись здесь общим обзором и уделив значительное внимание "нетрадиционным" минеральным типам, без которых представление о стиле россыпной минерагении мегапровинции было бы неполным.

Всего на территории россыпной мегапровинции CB Азии к настоящему времени известно более 2500 россыпей и россыпных проявлений различного состава, в том числе 2000 золотоносных, около 200 оловоносных и олововольфрамовых, 37 платинометалльных, 110 россыпей ювелирно-поделочного сырья (в том числе 70 россыпей ископаемой мамонтовой кости), более 20 железистых (титаномагнетитовых) россыпей и россыпные концентрации других минеральных типов (редкометалльные, редкоземельные, киноварные).

Многообразие россыпеобразующих типов коренных источников, является, как было показано Н.А, Шило, одним из основных факторов, определяющих россыпной потенциал территорий. Главной и наиболее хорошо изученной россыпеобразующей золоторудной формацией, с которой связано подавляющее большинство промышленных россыпей региона, в том числе все крупные россыпные месторождения и месторождения-гиганты, является золото-кварцевая формация, пользующаяся широким распространением как в орогенных складчатых поясах, так и в структурах древней консолидации. Подчиненное россыпеобразующее значение имеет минерализация золото-сульфидно-кварцевого и золотосульфидного типов, а также золото-адуляр-кварцевая формация, последняя -в пределах Охотско-Чукоткого вулканогенного пояса (ОЧВП). Невыясненной остается роль таких типов россыпеобразующей минерализации, как золото-углеродистая (Амуро-Зейская провинция) и метаморфизованные конгломераты в выступах структур древней консолидации.

Среди олово- и вольфрамоносных россыпеобразующих формаций главное место занимают касситерит(вольфрамит)-кварцевая, представленная жильным, штокверковым и грейзеновым типами, и касситерит-силикатная, с которыми связаны практически все промышленные россыпи мегапровинции, в том числе, все россыпи-гиганты. Резко подчиненное значение имеет риолитовая формация в областях развития вулканитов ОЧВП.

Платинометалльные россыпеобразующие формации представлены иридисто-платиновой минерализацией в связи с габбро-пироксенит-дунитами и зонами офиолитового меланжа, в меньшей мере в связи с концентрически-зональными массивами щелочно-ультраосновных пород. Менее перспективен рутениридосминовый тип минерализации в связи с зонами серпентинитового меланжа дунит-гарцбургитовых пород, интересный, правда, тем, что с ними связаны комплексные россыпи золота и платиноидов (Восточная Чукотка). Ультрабазитовые породы офиолитовой альпинотипной формации выступают также в качестве источников своеобразной россыпеобразующей минерализации ювелирных и поделочных камней (ЮПК) - нефритовой и родингитовой (хр. Черского).

Следует отметить, что на территории мегапровинции пока еще недостаточно изучены россыпеобразующие свойства и потенциал черносланцевых пород как возможного источника попутной платинометалльной минерализации в россыпях Амурского региона, а также источника россыпных концентраций редкоземельных минералов (куларита) на северо-востоке Якутии.

Россыпеобразующая роль минерализации, связанной с вулканогенными породами, не ограничивается отмеченным выше незначительным вкладом в формирование россыпей золота и олова. Меловые андезито-базальты выступают в качестве источника агатовых россыпей, а четвертичные -источника благородного корунда (Южное Приморье), однако главная россыпеобразующая роль среди вулканических пород принадлежит туфогенным породам андезитового ряда островодужных комплексов, которые являются главным источником железистых (титаномагнетитовых) россыпей (Камчатко-Курильская зона). Особое место среди россыпеобразующих формаций занимают молодые нелитифицированные осадочные толщи, содержащие первичные скопления органогенного россыпеобразующего сырья - янтаря и ископаемой мамонтовой кости; в последнем случае, как будет показано ниже, таким первичным коллектором являются ледово-лессовые осадки "едомной свиты" среднего-верхнего плейстоцена.

Перечисленные типы россыпеобразующей минерализации относятся к разным металлогеническим эпохам. По-видимому, древнейшими потенциально россыпеобразующими комплексами следует считать развитые в Омолонском массиве (террейне) породы гранулитовой фации метаморфизма, давшие начало ископаемым нижневендским россыпям тяжелых минералов Приколымского района (данные В.И. Шпикермана). На локальных площадях в пределах древних массивов определенную россыпеобразующую роль играет ранне- и среднепалеозойское оруденение золото-кварцевой формации и, ограничено, эпитермальное золотое оруденение в связи среднепалеозойскими вулканитами (на Омолонском массиве), а также грейзены касситерит-кварцевой формации (на Ханкайском массиве). Можно говорить также об определенной россыпеобразующей роли позднепалеозойских редкометалльных гранитоидов тындинского комплекса в пределах Буреинского массива, пермо-триасовых серпентинизированных ультрабазитов как источников хромшпинелидов в россыпях Усть-Бельского района в Корякин и некоторых других. Однако наиболее масштабно в пределах мегапровинции, во всяком случае, в области занимающих большую ее территорию мезозойских супертеррейнов, проявлено россыпеобразующее оруденение (Au, Sn, W), ассоциирующее с постколлизионными гранитоидами юрско-мелового возраста.

Чтобы оценить золотоносный россыпной потенциал мегапровинции, приведем некоторые цифры и примеры. По данным А.П. Сорокина с соавторами, только один из старейших золотодобывающих регионов страны, юг Дальнего Востока, включая Амурскую область (Дальневосточная россыпная провинция), официальной датой начала золотодобычи в котором считается 1867 г., произвел почти 700 т учтенного золота (а включая неучтенное - более 1000 т), и при этом до сих пор в нем известно около 600 россыпных месторождений золота, стоящих на государственном балансе (рис. 4.35).

Еще более внушительные цифры характеризуют крайний северо-восток региона. В Магаданской части Верхояно-Колымской россыпной провинции известно более 1000 золотоносных россыпей и более 400 россыпей в Чукотско-Корякской провинции. Обе эти территории дали за более, чем 70-летний период их эксплуатации почти 3500 т золота, оправдав свое название "валютного цеха страны". При этом добыча россыпного золота в отдельные годы достигала 70-80 т и практически не опускалась ниже 30 т. Если к этому добавить потенциал россыпного золота Якутской части Верхояно-Колымской провинции с ее уникальным Верхне-Индигирским и Куларским районами, то картина становится еще более внушительной.

К категории крупных россыпных месторождений золота на территории мегапровинции могут быть отнесены более 15 объектов (россыпи Куларского и Верхне-Индигирского района, Нюкжинского и Дамбукинского районов в Тында-Зейской россыпной зоне, Золотогорского узла, Токурского и Харгинского районов в Тукурингской зоне. Октябрьского района в Амуро-Зейской россыпной области, а также месторождения Хаттынах, Ичувеем, Каральвеем и др.), а к категории супекрупных россыпей (гигантов), по крайней мере, 5 объектов - Чай-Юрья, Малый Ат-Юрях, Омчак, Берелех, Рывеем (рис. 4.36).

Северо-Восток Азии является также одним из ведущих на сегодняшний день производителей "шлиховой платины" - из россыпей Южной Корякин, разведка которых началось только в 1990 г. Помимо этих объектов и серии менее крупных россыпей минералов платиновой группы (Пекульнейская группа, Хатырская и др. на Восточной Чукотке, россыпей о-ва Феклистов), платинометалльная минерализация характерна также для целого ряда золотоносных россыпей Амуро-Зейской провинции.

Среди них крупнейшим объектом являются платиноносные россыпи Корякин, которые образуют компактный Сейнав-Гальмоэнский россыпной узел, насчитывающий почти 10 самостоятельных россыпей, в сумме составляющих крупный объект мирового уровня. Россыпной узел интересен тем, что его россыпеобразующая система чрезвычайно молода. Узел приурочен к Сейнавскому аллохтону на стыке Корякской и Олюторской структурноформационных зон, сложенных соответственно сантон-маастрихтским флишоидным комплексом корякской серии и вулканогенно-кремнистыми породами ватымской свиты кампан-маастирихта. Составной частью аллохтона являются прорывающие породы ватынской свиты концентрически-зональные габбро-пироксенит-дунитовые Гальмоэнский и Сейнавский массивы и связанные с ними зоны меланжа, выступающие в качестве источников россыпной минерализации, в составе которой доминирует изоферроплатина.

Возраст массивов - ранний-средний палеоцен - соответствует времени формирования основания островодужного комплекса; при этом их уровень эрозионного вскрытия невелик и не достиг дунитового ядра массивов. Платиновые россыпи залегают в долинах, характеризующихся избыточной мощностью аллювия и заключающих, помимо современного долинного комплекса, также серию террас/террасоувалов и погребенные тальвеги, однако возраст металлоносного аллювия ограничен верхним плейстоценом-голоценом (рис. 4.37). При этом наиболее высокие содержания МПГ (до 2 г/м3) и наиболее мощные пласты (до 7 м) характерны для 1-й надпойменной террасы, хотя в целом доля террасоувальных россыпей в общем балансе запасов МПГ невелика.

В противовес молодости системы и того обстоятельства, что формирование россыпей происходило в условиях гляциального и леригляциального литогенеза, важнейшую роль в их формировании, по мнению А.Г. Мочалова, сыграло присутствие развитых по габбро-пироксенит-дунитам зон серпентинитовых меланжей протяженностью во многие километры, в которых дробление и истирание материнских пород заменили процесс высвобождения россыпеобразующих минералов в коре выветривания - столь необходимое условие образования промышленных россыпей. Ускоренная денудация меланжей под воздействием ледников проявилась в формировании специфических серпентинитовых валунно-песчанисто-глинистых масс водно-ледникового ("селевого") происхождения, которые сыграли роль промежуточных коллекторов и обеспечили разнос металлоносного обломочного материала за пределы рудоносных массивов и формирование протяженных россыпей (р. Левтыринваям - более 10 км).

В 30-е гг. XX в. уходит своими корнями история освоения оловянных и вольфрамовых россыпей, которая была связана с деятельностью предприятий Дальстроя. Именно в этот период были введены в эксплуатацию первые россыпные месторождения, которые играли важную роль в добыче олова вплоть до конца 1950-х гг., когда добыча олова из россыпей в отдельных районах поднималась до 85%. В настоящее время в россыпях региона содержится 12.31% общих запасов олова страны, а доля его добычи составляет 26.43%. При этом характерно, что если среди отработанных оловянных россыпей основную долю составляли небольшие и средние по масштабу месторождения, то сегодня главная доля запасов россыпного олова заключена в единичных крупных и супер крупных месторождениях.

В настоящее время Полоусно-Чокурдахская субпровинция на северном фланге Якутско-Колымской россыпной провинции, где находятся такие россыпи-гиганты, как Тирехтях (рис. 4.38) и Одинокое, а также прилегающие области Северо-Якутской субпровинции с оловоносными россыпями Северо-Ляховского россыпного района продолжают рассматриваться в качестве главного резерва оловоносных россыпей России.

Помимо золота, платиноидов и олова (с вольфрамом), составляющих реальный промышленный сырьевой потенциал Северо-Востока Азии, минерагенический облик россыпной мегапровинции в целом определяют также некоторые другие типы россыпей, одни их которых являются или могут являться объектом старательской или попутной добычи, а другие определяют общий россыпной потенциал региона.

Таковы россыпи киновари, характерные для Верхояно-Колымской и Чукотско-Корякской россыпных провинций, как правило, небольшие по масштабам, тесно пространственно совмещенные с коренными месторождениями в рамках единых рудно-россыпных полей. Большинство из них связано с ртутными месторождениями телетермального (прежде всего джаспероидного и лиственитового) и вулканогенного (карбонатно-аргиллитового) классов. В силу большой хрупкости киновари, это - типичные россыпи ближнего сноса, среди которых преобладают элювиально-склоновые, ложковые и аллювиальные типы россыпных концентраций.

Элювиально-склоновые россыпи киновари нередко приурочены к грубообломочным развалам в пределах рудных полей (м-ние Пламенное, Чукотка). Они имеют характер пластовых залежей мощностью до 3 м и содержат киноварь в количестве до 5 кг/м3, обычно в рудных обломках, в сростках с кварцем, редко в полностью высвобожденном виде; изредка встречается также самородная ртуть. Такие россыпи могут обогащаться по рудной схеме.

Более значительны по масштабам киноварные россыпи ложкового и аллювиального типа, содержащие киноварь в виде свободных кристаллов и "гальки богатых руд". Эти россыпи формируются локально при благоприятных условиях денудации рудных полей. Киноварные россыпи, как правило, представляют собой четко морфологически оформленные пластовые приплотиковые залежи с мощностью промышленного пласта 0.2-3 м, струйчатого и гнездового строения. Они всегда непосредственно связаны с питающим источником, обычно обнажающимся непосредственно в днище долины или в нижней части ее бортов. Часто пласт непосредственно переходит в рудные зоны, и при сильно трещиноватом плотике бывает трудно определить, имеем ли мы дело с первичными концентрациями или с гравитационной просадкой киновари в водно-аллювиальной среде. Содержание киновари в россыпях ложково-аллювиального генезиса составляет 0.5-5 кг/м3, а протяженность россыпей с таким уровнем содержаний редко превышает 1.5-2 км. Классическим примером таких россыпей является россыпное месторождение Уолаах-Кыыс-Юреге в южных предгорьях хр. Кулар (Республика Саха-Якутия).

Из известных киноварных россыпей мегапровинции Северо-Востока Азии (Палян, Пламенный на Чукотке, Зинкор и другие в хр. Полоусном) охарактеризованное месторождение является наиболее масштабным, однако в силу ограниченных запасов не может рассматриваться в качестве перспективного объекта.

Редкометальная и редкоземельная россыпная минерализация в пределах рассматриваемого региона распространена весьма ограничено. Как самостоятельный минеральный тип россыпей она представлена единственным объектом - россыпью Горного озера в связи с карбонатитами в массиве Сетта-Дабан, а в качестве сопутствующей присутствует в золотых (в виде куларита в россыпях Куларского района и ксенотима в некоторых россыпях Индигирского района), в оловянных (в виде колумбита в россыпях Восточной Чукотки) россыпных месторождениях. Однако промышленная ценность этой сопутствующей минерализации сомнительна или остается недостаточно изученной.

Пирохлор-колумбитовая россыпь Горного озера в хр. Сетта-Дабан расположена в пределах отчлененного блока Восточно-Азиатского кратона, включенного в систему чешуйчато-надвигового Сетта-Дабанского поднятия Верхоянской мегазоны. Месторождение целиком находится на площади палеозойского массива ультраосновных-щелочных пород и карбонатитов, которые интенсивно затронуты ледниковой экзарацией. Россыпь приурочена к ледниковому цирку, выработанному в слабоустойчивых карстующих породах (кальцитовых и кальцит-доломитовых карбонатитах), и впоследствии заполненному ледниково-озерными осадками значительной (несколько десятков метров) мощности; Ледниковое озеро имеет площадь 0.8 км2, а общая площадь продуктивных озерных осадков, развитых в южной и западной части котловины, составляет около 1.1 км2 при мощности до 50 м (рис. 4.39). Продуктивные отложения представлены слабосортированными среднезернистыми пироксен-слюдисто-полевошпатовыми песками и супесями и по сравнению с материнскими породами существенно (в 4-5 раз) обеднены кальцитом. Доминирующим является класс крупности -1.25+0.071 мм, который и обогащен пирохлор-колумбитом, цирконом, ильменитом, монацитом. По данным ГИРЕДМЕТ, россыпь представляет собой высоко комплексное месторождение, из которого при упрощенном варианте комбинированной магнитно-флотационно-гравитационной технологической схемы можно получать несколько различных рудных концентратов: комплексный редкометалльный, ниобиевый пирохлоровый, редкоземельный, цирконовый, апатитовый.

Куларитсодержащие золотоносные россыпи Куларского района в Северо-Восточной Якутии могут рассматриваться в качестве перспективного типа россыпных месторождений, в которых редкоземельный концентрат может представлять продукт попутного обогащения хвостов россыпи. Куларит-аутигенная разновидность монацита - отличается от "обычного" монацита несколько меньшей плотностью, повышенным содержанием европия (до 1%) и низким содержанием или полным отсутствием тория. Его источником являются углеродисто-метатерригенные (черносланцевые) породы миогеосинклинальных комплексов, в данном районе - каменноугольнопермские породы, вскрывающиеся в ядрах Харалахского и Куларского антиклинориев.

В золотоносных песках Кулара средние содержания куларита составляют около 1 кг/м3 при колебаниях от 0.1 до 2 кг/м3, а в хвостах обогащения россыпей - 1.5-5 кг/м3. В пределах района известны, по крайней мере, три участка с повышенными содержаниями РЗЭ в золотоносных песках и с собственно куларитовыми россыпными проявлениями: Солурский, Соурдахский и Улахан-Сисский. Наиболее детально изучено распределение куларита в песках и хвостах обогащения россыпей Солурского узла, где в свое время были выделены три участка с переданными на баланс ГОКа суммарными запасами куларита более 6 тыс.т при среднем его содержании 1067 г/м3 (россыпи Центральная, Вера и др.). Кроме того, в россыпи руч. Отрожный запасы куларита составляют около 6 тыс.т при среднем содержании 1-1.5 кг/м3 и золота более 50 мг/м3 (данные ГИРЕДМЕТ). Куларитовые концентраты Куларских россыпей содержат Е TR2O3 более 52%, в том числе индивидуальных редких земель: La2O3 - 20.8%, Ce2O3 - 42.68%, Nd2O3 -22.45%; содержание Eu 0.39% от суммы РЗЭ. Концентраты радиактивны.

Проблема промышленной ценности куларитовых россыпей - прежде всего технологическая. Разработанная ГИРЕДМЕТом единая технологическая схема обогащения исходных песков и хвостов обогащения позволяет получать 95%-ный куларитовый концентрат при сквозном его извлечении 72%. Подсчитано, что при годовой производительности добычи песков на уровне 250 тыс.т попутно могут быть получены 540 т куларитового концентрата; при вовлечении дополнительно в переработку хвостов обогащения с содержанием куларита 1.5 кг/м3 годовой объем редкоземельной продукции может быть увеличен в полтора раза.

Реальные перспективы выявления редкоземельных россыпей имеются и в Чай-Юрьинско-Берелехском районе, где в золотоносном аллювии р. Берелех известны участки с содержанием куларита до 3-5 кг/м3.

Среди второстепенных по значению минеральных видов россыпей рудного сырья, выявленных в последнее время, незначительных по размерам, но определяющих общий минерагенический облик россыпной мегапровинции Северо-Востока Азии, следует назвать также аллювиальные титаноносные (ильменитовые) россыпи Катэнского узла, которые связаны с габброноритами зонально построенного Тигринового массива в Сихотэ-Алиньской субпровинции Дальневосточной россыпной провинции.

Россыпная мегапровинция Северо-Востока Азии известна также россыпями и россыпными проявлениями ювелирно-поделочного сырья.

Проявление в различных ее частях мелового андезитового и позднекайнозойского (плиоцен-четвертичного) базальтоидного вулканизма определило формирование агатовых россыпей, которые, как известно, представляют собой главный промышленный тип месторождений этого вида ЮПК, поскольку в силу своих физико-химических свойств и размеров выделений агаты-халцедоны хорошо сохраняются в условиях выветривания, длительного переноса и пребывания в водно-аллювиальной среде.

В рассматриваемой россыпной мегапровинции Северо-Востока Азии промышленные россыпи агата известны в Верхояно-Колымской провинции (Средне-Колымская минерагеническая зона, Алазейский россыпной район и др.), в Чукотско-Корякской провинции (россыпи р. Кремянки и Рывеемского золотоносного узла), а также в Амуро-Зейской минерагенической области Дальневосточной провинции (Нора-Селемджинсий район).

Агатоносные россыпи бассейна pp. Норы и Селемджи связаны с обширными полями верхнемеловых базальтов и андезито-дацитов талданской свиты по восточному обрамлению Амуро-Зейской депрессии. Большинство коренных проявлений халцедона сопровождается элювиальными и склоновыми россыпями, которые, однако, не представляют промышленного интереса из-за низкого качества агатов. Важнейшее значение в формировании россыпей Нора-Селемджинского района сыграли не сами эффузивы, а промежуточные коллекторы - миоцен-нижнечетвертичные отложения бузулинской, сазанковской и белогорской свит. Главными геологопромышленными типами россыпей агата-халцедона Нора-Селемджинского района являются современные аллювиальные русловые и косовые россыпи, расположенные в бассейне одноименных рек. Общая протяженность известных россыпей района составляет сотни километров, однако наиболее интересные в промышленном отношении залежи находятся в средней части бассейна р. Селемджа и ее притоков - рек Нора, Бурунда, Меун и др. Питание указанных россыпей осуществляется двумя путями. При непосредственном размыве андезит-базальтовых пород талданской свиты нижнего мела размеры гальки в россыпях обычно составляют 2-3 см, редко до 15 см. Преобладают желто- и буро-окрашенные гальки, как результат их нахождения в водно-аллювиальной среде с повышенной железостостью; обычны сердолик, сардер, бастионные агаты, ониксы. Этот тип агатов отражает обстановку четвертичного литогенеза. При формировании россыпей за счет перемыва кайнозойских агатоносных отложений, образованных за счет перемыва кор выветривания каолинового типа, в которых происходит обесцвечивание миндалин, в них преобладает светлоокрашенная неокатанная галька халцедона и агатов - серо-голубая, бледно-зеленая, светло-желтая, медовая, черная, прозрачная, а также халцедоны-ониксы. Единичные крупные гальки достигают 20-22 см.

Б.Т. Кудайбергенов обратил внимание на то, что морфология галечных кос и распределение содержаний халцедона существенно меняются от сезона к сезону и, в особенности, после прохождения паводков. В связи с этим при поисках и разведке этих россыпей следует учитывать возможность их частичного уничтожения или наоборот восстановления в процессе изменения морфологии русла. С другой стороны, от сезона к сезону наблюдается частичное восстановление (возобновляемость) отработанных агатсодержащих галечных кос и отмелей, особенно после прохождения катастрофических паводков. Например, по данным ПО "Далькварцсамоцветы", ежегодная добыча с одной и той же площади кос и перекатов в россыпи р. Бурунды составила в четыре последовательных года (1982-1985 гг.) соответственно 3242, 2282, 2515 и 3741 кг, причем каждый сезон сырье выбиралось с поверхности кос практически полностью. В 1985 г. добыча халцедона происходила трижды, и максимальная добыча соответствовала периоду после прохождения наибольшего летнего паводка.

Особого упоминания заслуживают также агатоносные россыпи Рывеемского золотоносного узла, где агаты служат предметом попутной добычи при отработке россыпей золота. Агаты Рывеемского района отличаются редкой голубовато-черной и синеватой окраской; среди них весьма часты концентрически построенные, полосчатые, "бастионные" и "пейзажные" агаты, обладающие высокой коллекционной ценностью.

Промышленный интерес представляют также россыпи ювелирного сапфира бассейна р. Кедровки в Северном Приморье, имеющие "базальтовое" происхождение, что сближает их со знаменитыми сапфировыми и корундовыми россыпями Австралии. Благородный корунд, в том числе ювелирные разности сапфира присутствуют в тяжелой фракции аллювия в виде зерен крупностью до 5 см; им сопутствуют шпинели, альмандин, циркон, ильменит, титаномагнетит, а также вольфрамит, касситерит и золото. Изучение щелочно-базальтовых вулканов Шкотовского плато показало, что корунды и сапфиры присутствуют также в элювии и склоновых отложениях, покрывающих склоны вулканов, в виде высвобожденных мегакрист размером до 3 см в диаметре (вместе с ильменитом, цирконом, санидином), в то время как лерцолитовые включения -оливин, хромдиопсид, энстатит, шпинель - представлены зернами размером 0.2-3 мм. Сапфиры из россыпей Приморья обладают высокими ювелирными качествами и уже используются как ограночное сырье.

Из других видов россыпей ЮПК следует отметить россыпи, ассоциирующие с породами ультрабазитового ряда, прежде всего валунные аллювиальные россыпи поделочного нефрита и ювелирного родингита верховьев рек Кыры и Мунилкан (Догдинский россыпной узел) на междуречье рек Догдо и Селленях, связанные с выходами альпинотипных ультрамафитов в зоне Мунилканского офиолитового террейна в осевой части хр. Черского. Протяженность валунных россыпей, сложенных крупноглыбовым материалом от 0.5 до 2 м в поперечнике, достигает нескольких километров. Ценность россыпей определяется присутствием в составе глыб родингита (метасоматических пород гроссулярового, диопсид-гроссулярового и везувиан-хлорит-диопсидового состава), содержащих блоки высококачественного ювелирно-поделочного сырья - прозрачные и полупрозрачные разности яблочно-зеленого цвета.

Наряду с традиционными минеральными видами россыпей, занимающими прочное место в структуре минерально-сырьевой базы благородных, цветных и черных металлов и определяющими суммарный потенциал россыпей мегапровинции Северо-Востока Азии, выделяется еще одна группа россыпных месторождений, которые характерны исключительно для обширных ледово-лессовых равнин Субарктики, являвшихся главным ареалом обитания мамонтовой фауны. Это - остаточные россыпи ископаемой мамонтовой кости (ИМК), которые известны и эксплуатируются на протяжении более двух веков, причем в годы расцвета промысла из остаточных скоплений мамонтового бивня на бечевниках рек и ветровых морских осушках Северо-Востока Якутии добывалось в среднем 25 т сырья в год, а в последний период в конце XX в. за 8-10 лет было добыто около 50 т (Смирнов, 2004). При существующей градации месторождений ИМК, основанной на опыте добычных работ, здесь известны, наряду с мелкими объектами, крупные россыпи с запасами более 9 т и средние с запасами 5-9 т.

Основные скопления ИМК сосредоточены по побережьям Восточно-Арктических морей, а само их возникновение в значительной мере стимулировано развитием послеледниковой трансгрессии, в ходе которой создались условия для деградации материнских ледово-лессовых пород, содержащих остатки мамонтовой фауны. Поэтому, как показал А.М. Смирнов, этот вид россыпей является неотъемлемым компонентом природной среды и сырьевого потенциала россыпей Восточно-Арктической шельфовой области (включая приморские равнины и островную сушу) и рассматривается нами в главе книги, посвященной минерагении современных шельфовых областей.

Из россыпей биогенного сырья известны также скопления янтаря в палеогеновых отложениях Сахалина.

Несколько слов следует также сказать о минерагении древних ископаемых россыпей - реликтов палеообстановок, предшествовавших мезокайнозойскому этапу развития территории. Таковыми являются древние метаморфизованные россыпи тяжелых минералов и алмазов, отвечающие ископаемым типам обстановок доорогенного этапа.

В пределах мегапровинции можно выделить, по крайней мере, два типа таких кпастогенных концентраций. Это: прибрежно-морские палеороссыпи в составе терригенных осадков позднепалезойских-раннемезозойских комплексов пассивной окраины Восточно-Сибирского кратона (миогеосинклинальных комплексов) и метаморфизованные россыпи докембрийского возраста в пределах древних террейнов, представляющих собой осколки структур древней консолидации (срединных массивов).

К россыпям первого типа относятся ископаемые прибрежно-морские россыпи алмазов в базальных конгломератах карнийского, норийского и ретского ярусов верхнего триаса Северного Верхоянья (Хараулахский кряж) и кряжа Чекановского, впервые установленные в 1980-е годы работами "Аэрогеологии", а в последние горы детально изученные С.А. Граханоеым. Эти палеороссыпи представляют собой типичные концентрации литоральной и сублиторальной зон и образовались за счет источников, располагавшихся в Анабарском районе Сибирской платформы. К такому типу палеороссыпей следует отнести и описанные Г.Ю. Акимовым повышенные концентрации циркона в песчаниках и алевролитах норийского возраста на площади Тарынского золоторудного месторождения в Верхне-Индигирском районе, которые представляют собой литифицированные аналоги прибрежно-морских россыпей тяжелых минералов современных пассивных шельфовых областей.

Второй тип ископаемых россыпей характерен для докебрийских террейнов (срединных массивов). Его представителями являются металлоносные песчаники в составе сяпикенесской свиты нижнего венда При колымского террейна (бассейн р. Столбовой). Согласно В.И. Шликерману, эти кварцитоподобные песчаники насыщены рудными минералами, которые группируются в прослоях мощностью от 1-2 мм до 34 см, объединенные в слои мощностью до 15-20 м. Минерализация имеет рутил-мартит-цирконовый состав (ср. с рутилитами Южного Урала и Кокчетавского массива). Среди рудных минералов доминирует мартитизированный титаномагнетит, составляющий около 80% общего объема тяжелой фракции. Помимо гематита (мартита), магнетита, ильменита, рутила, малакона, присутствующих в виде зернен размером от 0.1 до 1.5 мм, характерны также турмалин, ильменорутил, а в качестве примеси касситерит, гранат, монацит, торит, сфен. Эпигенетические преобразования вендских пляжевых россыпей значительны. Участками они метаморфизованы на уровне фации зеленых сланцев. Однако в целом степень метаморфизма этих отложений значительно ниже, чем в подстилающих их рифейских породах.

В заключение следует подчеркнуть, что а настоящий период, когда богатейшие близповерхностные россыпные месторождения россыпной мегапровинции CB Азии (главным образом, золота и олова), развитые в областях денудационного рельефа, в значительной мере отработаны, главный интерес представляют сформированные за их счет техногенные россыпи. Основные перспективы развития минерально-сырьевой базы россыпей стратегических и других видов сырья в пределах мегапровинции связаны с:

- расширением перспектив периконтинентальных областей, прежде всего, с восточноарктической шельфовой областью (ВАШ), где располагаются основные ресурсы россыпного золота и олова, а также россыпей ИМК;

- выявлением и освоением многопластовых погребенных россыпей внутригорных ападин (золото, олово);

- вовлечением в освоение россыпей нетрадиционных технологических типов, опробование и отработка которых предполагает применение рудных схем обогащения (олово);

- переоценкой техногенных россыпей благородных металлов (золото, металлы платиновой группы);

- изучением и освоением нетрадиционных минеральных типов россыпей и попутным извлечением ценных компонентов из комплексных россыпей.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информационный некоммерческий ресурс fccland.ru © 2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна