Россыпная минерагения мезозоид Восточной и Юго-Восточной Азии

12.08.2019

Гетерогенная в тектоническом и геоморфологическом отношении область орогенно-складчатых сооружений мезозоид Юго-Восточной Азии, обрамляющих с юга жесткие массивы Туранской и Северо-Китайской платформ, простирающаяся в пределы Индокитая вплоть до своего островного окончания в пределах Зондского, архипелага представляет собой одну из интереснейших в минерагеническом отношении часть Восточной и Юго-Восточной Азии. Россыпная минерализация этой территории представлена крупнейшими россыпными месторождениями, прежде всего, олова, в меньшей мере золота, а также россыпями алмазов, ювелирных и поделочных камней. Вместе с тем, в целом россыпной потенциал этой части Азии распределен крайне неравномерно и, по-видимому, остается недостаточно изученным, особенно в западной части, в частности, в пределах Тибетского нагорья и примыкающей к нему с севера Таримской плиты. С учетом тектонической и орографической неоднородности этой части Азии, в ней можно выделить две крупнейшие россыпные мегапровинции, сильно различающиеся по своему потенциалу: Китайскую с россыпными провинциями - Северо-, Южно- и Восточно-Китайская - и мегапровинцию Юго-Восточной Азии с россыпными провинциями: восточная - Лаос-Вьетнамская, и западная -Бирмано-Малазийская (Бирмано-Малазийско-Индонезийская).

Особенности россыпной минерагении рассматриваемых двух мегапровинций целесообразно анализировать совместно, во-первых, потому что область развития наиболее богатых россыпей (что хорошо видно на примере олова) образует единый ареал, охватывающий южные провинции Китая и страны Юго-Восточной Азии и характеризующийся многими повторяющимися чертами россыпеобразования. Другая причина заключается в том, что размещение россыпной минерализации на территории Восточной и Юго-Восточной Азии обладает отчетливой асимметрией, будучи резко смещено к ее южному и юго-восточному флангам. Особенно хорошо минерагеническая общность проступает в размещении россыпей олова, которые группируются в пределах единого крупнейшего металлогенического пояса, протягивающегося вдоль берегов Южно-Китайского моря от Тайванского пролива на севере.

В строении территории принимают участие три основных типа тектонических структур:

1. Сооружения палеотетической области мезозоид Центральной и Восточной Азии: уходящая своими корнями в палеозой орогенно-локровно-складчатая Куньлунь-Цинлиньская (Тибетская) система и ее юго-восточное продолжение - раннекиммерийские сооружения Юньнань-Мзлазийской (Заладно- и Восточно-Бирманскиий пояса) и Лаосско-Вьетнамской систем, разделяющие и обрамляющие жесткие блоки Тибетского (на западе) и Индосинийского, Шонского и Северо-Вьетнамского массивов (на востоке).

2. Фрагменты древних кратонов - Таримская и Сино-Корейская платформы на севере и Южно-Китайская платформа (платформа Янцзы) на юге.

3. Примыкающая к последним с востока простирающаяся вдоль края континента Катазиатская палеозойско-киммерийская складчатая система. Указанные элементы находят четкое отражение в морфоструктуре поверхности, заложение основных элементов которой началось еще в пермитриасе.

Важнейшую роль в становлении тектонической и орографической структуры, равно как и в формировании россыпеобразующих рудных формаций сыграла мощная тектоно-магматическая и орогенная активизация, охватившая восточный фланг Азиатского континента в ранней юре и явившаяся отголоском киммерийского тектогенеза в соседних областях. Впервые она была выделена и описана как тектоника "Дива" Чен Года, который обратил внимание на специфический магматизм и рельеф территорий Юго-Восточного Китая, переживших эти процессы.

Становление основной россылеобразующей минерализации преимущественно оловянного, (вольфрам)-оловянного, золотого и киноварного профиля связано главным образом с заключительными фазами индосинийского-герцинского и триасового магматизма и многофазным магматизмом яньшанского тектоно-магматического цикла (поздний триас -ранняя юра-мел), прорывающего как осадочный чехол платформ, в составе которого важное место занимают карбонатные породы, так и палеозойско-мезозойские комплексы Катазиатской системы. К яньшанскому циклу относится и образование алмазоносных кимберлитов. В складчатых поясах мезозоид россыпеобразующее оруденение ассоциирует также с молодым мел-палеогеновым преимущественно гранитоидным магматизм. Недостаточно определенным остается возраст россыпеобразующей кимберлитовой формации, которая, согласно различным данным, имеет либо палеозойский (каледонский или герцинский) возраст, либо ассоциирует с ранней фазой яньшанского тектоно-магматического цикла.

Роль регионально развитых кристаллических пород докембрийских и раннепалеозойских россыпеобразующих геологических формаций проявляется только в формировании комплексных прибрежно-морских россыпей тяжелых минералов, в питании которых они участвуют наряду с яньшанскими и альпийскими гранитами; причем соотношение различных типов пород в области питания, как было показано О.К. Тареевой, определяет значительные вариации состава комплексных россыпей, развитых по берегам морей, омывающих Восточную и Юго-Восточную Азию, и многообразие их минеральных типов. Именно на примере Китая и прилегающей островной суши китайскими учеными были изучены и количественно оценены соотношение и размеры площадей, сложенных различными комбинациями пород метаморфических и интрузивных серий, а также их влияние на возможную продуктивность и масштабы прибрежноморских россыпей.

Тектоно-магматическая активизация определила такие важные черты морфоструктуры и рельефа территории, как возникновение "наложенных терригенных впадин" (по А.Д.Щеглову), выполненных континентальными угленосными осадками, часто грубообломочного состава, а также своеобразный рельеф "возрожденных" глыбово-блоковых гор, а в области развития карстующих пород своеобразных останцовых междуречий с воздымающимися массивами гранитоидов яньшанского комплекса (т.н. "область гранитных куполов").

Важной особенностью территории Восточной и Юго-Восточной Азии является хорошая сохранность нескольких поверхностей выравнивания, из которых более древние - верхнемеловая и эоценовая - трактуются как цикловые, а более молодые - миоценовая, плиоценовая и четвертичные, также фиксируемые латеритами, - как поверхности незавершенного развития. Из них важнейшее значение имеет региональный эоцен-олигоценовый пенеплен, срезающий разнотипную (Au, Sn, Hg, ЮПК) россыпеобразующую минерализацию, в том числе и связанную с массивами последнего, палеогенового, интрузивного цикла. Часть этого пенеплена впоследствии была опущена ниже уровня моря и погребена под неоген-четвертичными континентальными и морскими осадками (пенеплен Сунга).

Эпохи поэднекайнозойского порообразования отчетливо датируются по их корреляции с морскими трансгрессиями и датируются как: плиоцен-раннеплейстоценовая (отвечающая калабрию), рзнне-среднеплейстоценовая (палеотиррен-сицилий), средне-позднеплейстоценовая (тиррен) и позднеплейстоценовая (неотиррен-эвтиррен). Выравнивание шло на фоне общего воздымания территории и дифференциации ее поверхности параллельно с мощным базальтовым вулканизмом, проявившимся в позднем кайнозое, в результате чего коры выветривания с приуроченными к ним бокситами чередуются с толщами вулканогенно-осадочных пород (Новиков, 2000).

Первая фаза кайнозойского вулканизма, отмеченная излияниями трахитов и накоплением субщелочных туфитов (западное Бакбо), приходится на середину-конец палеогена и синхронна щелочно-гранитному магматизму комплексов Чодон, Шонгчу-Бантьянг, однако особенно выразительным был проявившийся на значительных площадях Камбоджи, Южного Лаоса и Вьетнама позднекайнозойский базальтоидный вулканизм, в развитии которого отмечаются несколько фаз, датируемых 2.3-2.4,1.24-1.31 млн. лет и голоценом, Ареалы поэднекайнозойского вулканизма в виде щелочных платобазальтов трещинного типа и в виде сложенных щелочными базальтами и риолитами вулканов центрального типа, группируются в ряды субмеридионального направления и приурочены как к структурам Индосинийского массива, так и к обрамляющим его складчатым поясам.

Вся мегапровинция располагается в области тропического и субтропического морфолитогенеза, что определило отмеченные выше практически не прерывающиеся на протяжении всего кайнозоя процессы патеритного корообразования, а также многие другие черты россыпеобразования, свойственные тропическим областям. Среди них следует отметить относительно сокращенную мощность аллювия в долинах, что при прочих равных условиях отличает тропическую область от областей перигляциального и аридного россыпеобразования, а на участках развития карбонатных пород - мощного тропического карста, придающего россыпям специфические черты.

Важнейшее влияние на формирование и размещение россыпей Индокитая и прибрежной области Южного Китая оказали позднекайнозойские колебания уровня моря, вызвавшие мощную перестройку долинных систем, значительная часть которых в настоящее время находится в затопленном состоянии. Наиболее выразительно эти процессы проявились на островах и шельфе Зондского архипелага, в частности, на шельфе Сунга (между о-вами Суматра и Калимантан), знаменитом затопленными оловянными россыпями. В северной части Зондского шельфа раннеплейстоценовая регрессия вызвала понижение уровня моря до отметок -110/140 м, а позднеплейстоценовая регрессия обусловила формирование сети долин, днища которых на шельфе Сунга ныне лежат ниже уровня моря, на отметках от -140 до -230 м.

Минерагенический профиль россыпной минерализации мегапровинции Юго-Восточной Азии определяют олово (в касситерите), в меньшей степени киноварь и вольфрам, золото, алмазы, камнецветное сырье, а с учетом шельфа прилегающих морей также минералы комплексных прибрежноморских россыпей (ильменит, циркон, рутил и др.).

Оловянные (касситеритовые) россыпи безусловно можно рассматривать как "визитную карточку" этой россыпной мегапровинции. Районы их распространения группируются в виде полосы протяженностью более 4000 км, занимающей подвергшиеся мезозойской тектоно-магматической активизации восточный фланг Южно-Китайской платформы и прилегающую область каледонид Катазии на севере и складчатую область мезозоид Индокитая на юге, с входящими в их состав Северо-Вьетнамским и Индосинийским массивами, обрамленными Бирмано-Малайской и Северо-Вьетнамской складчатыми зонами. Юго-западным флангом этой полосы, ширина которой превышает 600-700 км, является Индонеэийско-Бирмано-Малайский оловоносный пояс, в пределах которого располагаются крупнейшие районы добычи олова из россыпей, в том числе из погребенных и затопленных шельфовых.

Россыпеобразующее оловянное оруденение региона ассоциирует с разновозрастным мезозойским гранитным магматизмом. Первый комплекс (катазиатский) имеет позднетриасовый (граниты серии Бан-Санг в районе Гэцзю и комплекса Пиа-Оак в Северном Вьетнаме) и юрский возраст (граниты Купошань района Пингуи) и распространен в основном в пределах жестких блоков Южно-Китайской платформы и Северо-Вьетнамского массива, хотя оловоносные граниты этого возраста известны и в Индонезийском поясе, на о-вах Синкеп и Биллитон.

Более молодое оловянное оруденение связано с гранитами мелового -палеогенового возраста (преимущественно в Бирмано-Малайском поясе). Проявления коренной оловоносности, ставшие источниками россыпного касситерита, связанные с датируемыми мел-палеогеном гранитоидными комплексами Пиа Оак, Сонгчу-Бан Чиенг и Део Ка, известны также в Северном Вьетнаме.

Многочисленные россыпи олова на территории провинции отрабатываются в течение многих десятилетий в Южном Китае (провинции Юньнань, Гуанси, Гуандун, Хунань), в Северном Вьетнаме, на севере Лаоса, в Бирме (Мьянма), Малайзии, на островах и шельфе Индонезии. В отдельных случаях, в пределах россыпных узлов Катазиатской зоны, они имеют комплексный характер за счет присутствия вольфрамита, монацита, циркона, иногда тантало-ниобатов. Основываясь на литературных данных и собственных наблюдениях автора, следует выделить следующие основные черты минерагении оловянных россыпей, рассматриваемой россыпной мегапровинции.

Первая особенность состоит в том, что северный фланг мегапровинции (административные провинции Юньнань, Гуанси, Гуандун, Хунань) и северная часть Вьетнама принадлежат к одной из самых крупных карстовых провинций Мира, с присущими последним особенностями морфолитогенеза, в частности широким распространением башенного и конического карста. Здесь находятся такие старейшие районы добычи олова из россыпей, как Гэцзю в пределах Юньаньского известнякового нагорья и районы так называемой области гранитных куполов - Фухочжун, Пиньгуи - и другие, россыпные месторождения которых на протяжении нескольких десятилетий являлись основным поставщиком олова в Китае, при среднем соотношении их запасов к запасам коренных руд по провинции в целом 1:2. Коренное оруденение, представленное различными типами руд, локализовано как в самих гранитах (пегматиты, кварцевые и кварц-турмалиновые жилы с касситеритом и вольфрамитом), так и во вмещающих карбонатных породах, в различной степени мраморизованных, где оруденение представлено скарновым и сульфидным типами. Оловоносные провинции Северного Вьетнама (Каобанг, Лонгшон и др.) также относятся к числу наиболее известных ареалов развития карстовых оловоносных россыпей, которые не только представляют собой богатые промышленные месторождения, но, как правило, по своим масштабам резко превосходят другие известные рудные объекты. К этой же области относятся россыпи Северного Лаоса (месторождение Нам-Патен и др.), фактически образующие с месторождениями Пиа-Оак Северного Вьетнама единый россыпной оловоносный район.

Карстовый морфолитогенез в сочетании с латеритным выветриванием определил важнейшие черты строения и состава металлоносных отложений и морфологии оловоносных россыпей. Наиболее распространенными среди них являются: 1) полигенные, преимущественно коллювильно-аллювиальные (коллювиально-озерные) россыпи карстовых котловин и депрессий, располагающиеся в пределах древней поверхности выравнивания и ассоциирующие с реликтовой долинной сетью; 2) полигенные (коллювиальные, инфлювильные) россыпи подземных карстовых пустот, колодцев, как реликтовые, так и включенные в систему действующего стока; 3) полигенные (коллювиальные, пролювильные, аллювиальные, озерные) россыпи структурно-карстовых депрессий, в том числе тектонических уступов; 4) россыпи подземных карстовых долин и озер; 5) россыпи эрозионнокарстовых долин с чередованием поверхностного и подземного стока, в том числе россыпи слепых долин, "каскады россыпей"; 6) россыпи открытых карстовых долин, в которых карстовые процессы практически прекратились.

Однако, как будет показано ниже, в пределах россыпных полей эти генетические типы россыпей чаще всего пространственно совмещены, формируя полигенетичные залежи сложной морфологии, поэтому особенности россыпной формации рассматриваемых областей в гораздо большей степени определяются сочетанием своеобразных морфогенетических типов россыпей, отражающих особенности карстового морфолитогенеза.

Для карстового морфолитогенеза характерно широкое развитие разнообразных по морфологии структурно-седиментационных ловушек (traps), порогов (thresholds), способствующих концентрации россыпеобразующих минералов и определяющих морфологию россыпей в целом, локализацию и параметры уникально богатых залежей мощность рудного пласта которых достигает нескольких десятков (месторождение Тим Тук), до 100 м и более (месторождения Нам Кеп, Пейменьша).

В качестве примеров рассмотрим оловоносные россыпи района Пиньгуи в провинции Гуанси в Китае и россыпи Северного Вьетнама. Район Пиньгуи, как и другие оловоносные районы области гранитных куполов яньшанского комплекса, в тектоническом отношении располагается в выделенной Чен Го-да области тектоно-магматической активизации "Дива", с характерными для нее процессами мезозойской и неотектонической активизации. Последние обусловили преимущественное воздымание гранитных куполов массивов Гупошань, Фошань и др., интенсивное развитие карстовых процессов в известняках девона и создали контрастный среднегорный ярусный рельеф, ступени которого отражают различную амплитуду неотектонического поднятия (рис. 4.53). Наиболее высокий из этих ярусов (гранитные купола) имеет отметки 1000-1200 м, два средних, с преимущественным развитием башенного карста - 800-850 м и 500-600 м, нижний (холмистый) - 200-300 м. В пределах нижнего яруса рельефа сохранились фрагменты юрских угленосных отложений, выполнявших впадины типа "Дива". Основные оловоносные россыпи (группа Синьлу, Шуеньбао, Ню-мяо, Кун-Лун, Нан-Лун) залегают в области экзоконтакта гранитных куполов и испытали на себе влияние карстовых процессов. В геоморфологическом отношении они приурочены преимущественно ко второму ярусу рельефа.

Наиболее крупной из них и сложной по строению является россыпь Пейменьша в рудной группе Синьлу у южной границы массива Гупошань. При протяженности всего 1500 м и ширине от 16 до 250 м россыпь имеет мощность до 82 м и характеризуется средним содержанием олова более 1 кг/м3. Россыпь отрабатывалась на протяжении более 100 лет и продолжает отрабатываться в настоящее время, в том числе подземным способом. По своему типу это сложное полигенетичное образование, залегающее в структурно-карстовой ловушке, которой служит активный тектонический уступ (ТУ), развивающийся по зоне активного разлома в обрамлении продолжающего воздыматься гранитного купола. Именно на этих участках мощность оловоносных отложений максимальная и достигает 115 м и более. Из рис. 4.54 видно, что россыпь содержит две крупные генерации оловоносных отложений, из которых первая (А) представляет собой россыпь ТУ, а вторая (Б) -собственно карстовую россыпь, в которой выделяются подземная и поверхностная части. Ранее мы отмечали, что в составе россыпи ТУ (комплекс А) удается выделить, по крайней мере, три генерации оловоносных отложений. Самая древняя из них (dal1) выполняет наиболее глубокую часть депрессии; залегающая выше аллювиальная пачка (al2) с весьма высокими содержаниями олова (>10кг/м3) в отдельных прослоях и фациально замещающие ее склоновые образования (d2) завершают выполнение депрессии. Венчает разрез этой части россыпи мощная толща склоново-аллювиальных образований третьего этапа (dal3), также с промышленными содержаниями олова, и практически неоловоносный склоновый чехол (d3).

Разрез собственно карстовой россыпи (генерация Б) начинается с выполнения эрозионно-карстовой, частично подземной, долины аллювиальносклоновыми (dal4) и озерно-карстовыми (kl4) осадками четвертого цикла, образовавшимися частично за счет переотложения образований третьего цикла. Na них с размывом залегает слабо оловоносный аллювий пятого цикла (аl5), в свою очередь перекрытый близловерхностной россыпью в осадках современного склонового шлейфа (d5) и аллювия. Точная датировка россыпи не производилась, однако предполагается, что ее формирование началось, по-видимому, еще в неогене или даже в конце палеогена.

Помимо описанного типа россыпей, в районе известны также промышленные россыпи олова, созданные исключительно подземными реками, протекающими в карстовых каналах. Их примером является россыпь Кун-Лун, сформировавшаяся на подземном участке реки, пересекающей субмеридиональный разлом в южном обрамлении саттелитного гранитного массива Уань-Сань, Россыпь располагается на глубине 230-240 м от поверхности и на высоте 120-150 м над днищем современной долины ручья и отрабатывается горизонтальной выработкой. Она приурочена к контакту подстилающих карбонатных пород верхнего девона и вышележащих пород, В продольном сечении россыпи хорошо выражены три ступени, обусловленные пересечением подземной рекой зоны активного разлома.

В забое подземной выработки хорошо выражено строение рудного пласта. Верхнюю часть разреза составляет косослоистая пачка мощностью 2-2.5 м, состоящая из переслаивания красных "жирных" глин и песчано-гравийного материала с примесью мелкой гальки. Этот горизонт представляет собой бедные руды с содержанием олова не более 200-500 г/м3. Ниже залегает пачка гравийно-галечного материала, сцементированного карбонатно-глинистым материалом, мощностью 5-8 м, представляющая собой горизонт богатых руд с содержанием олова от 3-7 до 10 кг/м3. Несмотря на значительную цементацию, россыпь отрабатывается гидравлическим способом. Материал россыпи хорошо окатан (II-IV класс), имеется галька, в составе которой присутствуют граниты, что в сочетании с незначительной удаленностью от первоисточника, позволяет судить о высокой транспортирующей силе подводной реки. Более 60-80% касситерита, заключенного в основном в песчано-глинистом цементе, относится к классу крупности -1+0.074 мм; встречаются также зерна касситерита крупностью 1 мм и более.

Самые значительные оловоносные россыпи Северного Вьетнама и Лаоса относятся к двум типам: россыпи открытых эрозионно-карстовых долин (м-ния Чау Кыонг, Бан Ко, Хуон Фай, Нгуэнь Бинь и др.) и россыпи эрозионнокарстовых долин с чередованием поверхностного и подземного стока, в том числе россыпи слепых долин (месторождения Тин Тук, Нам Keп, Тхай Лак в районе Пиа Оак и др.).

Примером россыпей первой группы служит россыпь Чау Кыонг в долине р. Кон, имеющая сложное многопластовое строение с резкими колебаниями содержаний полезного компонента и мощности рудных горизонтов. Она залегает на очень неровном плотике с глубокими (60-75 м) карстовыми западинами, что обусловливает колебания мощности рыхлых отложений от 10 до 100 м и соответственно мощности рудного пласта, в котором выделяется несколько обогащенных горизонтов.

Классическим примером россыпей второй группы является месторождение Тин Тук-Нам Кеп, одна из крупнейших в рассматриваемом россыпном районе (рис. 4.55). Россыпь общей протяженностью около 8.5 км залегает в долине четковидного строения, состоящей из 2-х расширений, разделенных безрудным участком V-образной формы. Рудный пласт имеет простое строение, занимая все днище долины и подавляющую часть разреза рыхлых отложений; его мощность составляет от 25-60м (Тин Тук) до 100 м и более на участке Нам Кеп. Продуктивные отложения представлены суглинистым материалом с галькой, гравием и валунами, с линзами и прослоями пестрых глин. Обломочный материал заметно окатан, но лишен слоистости, хотя крутое наклонное залегание линз глин в восточной части впадины Тин Тук заставляет предполагать в ней признаки "косых пластов", свойственных карстовым россыпям. Содержания касситерит в залежи Тин Тук в среднем 1кг/м3, нередко до 15кг/м3, а в известных "иловых ямах" до многих десятков кг/мэ; в качестве попутного компонента присутствует вольфрамит, содержание которого составляет от 10 до 950 г/м3.

Среди аллювиальных россыпей карстовых областей ЮВ Азии, приуроченных к сложным долинам с чередованием поверхностного и подземного стока, наблюдается своеобразный морфологический тип, выделенный Л.В. Спорыхиной с соавторами в качестве "каскадов россыпей", или "россыпных каскадов". Эти россыпи формируются в условиях дифференцированного поднятия территорий, характеризующихся чередованием массивов карстующихся и некарстующихся пород. Они занимают достаточно протяженные (10-15 км) участки карстовых долин со ступенчатым продольным профилем и представляют собой серию нескольких (обычно 4-5) изолированных залежей протяженностью 0.7-5 км каждая, разделенных "безрудными" отрезками поверхностных водотоков или участками подземного стока, протяженностью 0.5-2.5 км. Перепад высот, разделяющих продуктивные залежи на разных ступенях продольного сечения долин, составляет от 20 до 120 м, а суммарный перепад высот в пределах россыпного каскада колеблется от 120 (каскады рек Кон, Лиен Xoп) до 300 м (каскад рек Тин Тук-Нгуен Бинь). В карстовых долинах с поверхностным стоком промышленные залежи каскадов обычно объединены бедными шлиховыми шлейфами. В случаях, когда залежи россыпных каскадов полностью изолированы друг от друга в современном рельефе и соединяются участками подземных долин, в последних, по-видимому, могут находиться подземные аллювиально-карстовые россыпи, подобные описанной выше россыпи Кун-Лун.

Согласно Л.В. Спорыхиной с соавторами, "каскады россыпей" следует рассматривать как результат достаточно длительной эволюции россыпей в условиях прогрессирующей эрозии карстовых массивов.

Своеобразным типом оловоносных россыпей в районе являются залегающие в пределах карстовых полостей лимонит-касситеритовые залежи (месторождение Фонг-Tay), представляющие остаточные россыпи зоны окисления касситерит-сульфидных месторождений.

Другим типовым районом развития оловоносных россыпей является Индозийско-Бирмано-Малазийская провинция в пределах одноименного складчатого пояса мезозоид, в число которых входят оловоносные районы бассейна р. Кинта (рис. 4.56) и прилегающих районов шт. Перак, Селангор, Паханг в Малайзии, районы Пилок, Ратбури и о. Пукет в Таиланде, о-ва Синкеп, Банка, Биллитон и др. и прилегающий шельф в Индонезии. В питании россыпей принимают участие редкометалльные сиенит-граниты и связанные с ними грейзены и пегматиты, которые являются источником попутной редкометалльной мигерализации (тантало-ниобаты и монацит) в большинстве оловянных россыпей провинции.

Характерной особенностью провинции является широкий генетический ряд континентальных и шельфовых россыпей - от россыпей кор выветривания, через различные морфогенетические типы аллювиальных россыпей, включая залегающие ниже уровня моря, в том числе погребенные, до россыпей прибрежно-морского генезиса. Эксплуатация этих россыпей началась еще в начале XVlII века и вплоть до настоящего времени не снижает своей роли в суммарной добыче олова в регионе. Прибрежный шельф Малайзии и островов Индонезии является единственным в мире районом, где осуществляется широкомасштабная эксплуатация морских (залегающих в пределах акваторий) россыпных месторождений олова.

Различные морфогенетические типы оловоносных россыпей провинции играли и продолжают играть настолько важную роль, что их местные названия приобрели значение как определение морфогенетического и промышленного типа россыпных месторождений.

Таковы, в частности, "слои Голенга" - развитые в бассейне р. Кинта своеобразные элювиальные россыпи, представляющие собой мощные (до 60 м) оловоносные толщи несортированной глины с включениями песка, гравия и валунов, отработка которых часто ведется вместе с подстилающими рудными телами. Столь же характерны близповерхностные остаточные элювиальные и склоновые концентрации касситерита, среди которых, согласно Ван Овериму, выделяются два морфогенетических типа: "кулит" ("тет-си-кой") и "крикил". Россыпи "купит", характерные для водоразделов, в отечественнолй литературе описанные Г.Б. Жилинским, в настоящее время в значительной мере выработанные, представляли собой залегающие непосредственно под почвенным слоем маломощные (до 10-40 см), но сильно обогащенные касситеритом образования, сцементированные оксидами железа, вплоть до образования крупных плитообразных глыб массой до 1 т. Концентрация касситерита, в том числе оруденелых брекчий, происходила исключительно за счет растворения и вымывания глинистых и песчаных частиц. Россыпи "крикил" представляют собой элювиально-склоновые (делювиальные) образования, остаточная концентрация касситерита в которых происходила под влиянием поверхностного смыва, но без сколько-либо существенного перемещения рудного материала.

Важнейшее промышленное значение имели и продолжают иметь распространенные на значительной площади аллювиальные россыпи. Зона их сплошного развития занимает огромные площади и может с небольшими перерывами протягиваться на сотни километров, как это имеет место на западных склонах Главного хребта Малайзии. Основное значение среди них принадлежит россыпям древних долин двух типов, среди которых различаются россыпи "какса-каранг" на суше и "меньянг", преимущественно на шельфе. Россыпи "какса-каранг" - это типичные приплотиковые долинные, реже террасовые россыпи с мощностью рудного пласта от 0.5 до 2-3 м, залегающие в пределах плоскодонных долин древнего заложения. Начинаясь в непосредственной близости к россыпям "крикил", они могут иметь близповерхностное залегание или погружаться под морские осадки. Многие из таких россыпей имеют непосредственное продолжение на прибрежном шельфе (арх. Сунга), где они сменяются погребенными и затопленными аллювиальными россыпями типа "меньянг” - многопластовыми залежами, строение которых отражает влияние чередования морских регрессий и трансгрессий, числом до трех (рис. 4.57). Условия формирования и залегания оловянных россыпей на шельфе Сунга, детально проанализированные в специальной работе, обнаруживают поразительное сходство с обстановкой формирования аналогичных россыпей на Восточноарктическом шельфе России.

В пределах карстовой области платформы Янцзы, в основном, в провинциях Гуанси и Юньнань известны также своеобразные остаточные карстово-элювильные россыпи киновари и сурьмы, связанные с эпитермальным оруденением мелового-раннепалеогенового возраста в известняках девонского возраста. Эти месторождения, ближайшим аналогом которых являются карстово-элювиальные россыпи района Есконго на Алтае, были детально описаны В.П. Федорчуком. Они представляют собой сложные по морфологии рудоносные залежи щебнисто-глинистого состава ("красные глины"), иногда слабосцементированные, выполняющие западины, карстовые воронки и депрессии поверхностного рельефа, а также карстовые пещеры. Залежи могут достигать мощности несколько десятков метров; они сформировались на месте, практически без следов латерального перемещения. В различные периоды разрабатывались преимущественно залежи первого типа, хотя местными жителями в районах Гунчен и Линчуань на старательской основе отрабатывались также россыпи карстовых пещер.

Золотоносные россыпи сосредоточены на севере Северо-Вьетнамской зоны, в меньшей степени - на Индосинийском массиве и в Бирмано-Малайской зоне, группируясь в рудно-россыпные узлы, число которых, по данным А.Я. Кочеткова с соавторами, только на территории Вьетнама превышает 50. Наиболее значительные россыпи располагаются в верховьях бассейна р. Меконг, где они ассоциируют с коренными источниками преимущественно мелового возраста, представленными золото-кварцевыми жилами, реже зонами сульфидизации сланцев, еще реже золото-анитимонитовыми рудами. Среди россыпных месторождений золота известны элювиальные россыпи в латеритах, в том числе напоминающие по строению описанные выше оловоносные слои Гопенга, склоновые (делювиальные) и ложковые залежи, однако наибольшее промышленное значение имеют близповерхностные аллювиальные долинные россыпи водотоков низкого порядка с мощностью торфов не более 2-6 м и содержанием золота в рудных песках 0.1-1 г/м3. Известны также промышленные террасовые россыпи, а на участках развитии карбонатных пород - карстовые россыпи, занимающие понижения плотика. Менее изучены россыпи долин среднего-высокого порядков, с которыми связываются возможности выявления более масштабных месторождений.

Россыпная алмазоносность провинций Восточной и Юго-Восточной Азии ограничена; она сосредоточена на нескольких разобщенных площадях и связана с различными типами коренных источников. В пределах Китайской россыпной мегапровинции первые аллювиальные россыпи алмазов (в провинции Шаньдун) были выявлены только в середине прошлого века, в настоящее время россыпи алмазов известны в двух районах: в провинции Шаньдун на севере и в провинции Хунань, в пределах жестких блоков фрагментов Южно-Китайского кратона, и связаны с источниками кимберлитового типа, время становления которых, по данным Н.П. Волынца и Ф.В. Каминского, отвечает яньшанскому тектоно-магматическому циклу. Наиболее интенсивно аллювиальные россыпи алмазов отрабатываются в провинции Хунань, на площади, расположенной в 250-350 км западнее г. Чанша. Они приурочены к долинам правых притоков р. Янцзы - рек Лишуй, Юаньцзян и Цзышуй, представлены долинными и русловыми россыпями рек IlI-IV порядка и разрабатываются дражным способом (рис. 4.58), Запасы россыпей не велики, и масштабы отработки ограничены.

На севере Китая разработка россыпей (преимущественно старательским способом) в небольших объемах осуществляется в провинции Шаньдун, в районе Менгуин к югу от Пекина, в долине р. Айхэ. Из аллювиальной россыпи Танченг, непосредственно связанной с кимберлитами, было добыто несколько крупных камней, в том числе наиболее крупный алмаз Китая "Чанглин" массой 158.8 кар. Небольшие промышленные алмазоносные россыпи с содержанием около 0.1 кар/т, тесно связанные с коренным месторождением, отрабатываются также на площади Фуксиан в провинции Ляонин. Мелкие алмазы отмечены в прибрежно-морских россыпях Бохайского залива и побережья Шандунского п-ва.

В пределах Юго-Восточной Азии известны также россыпи алмазов некимберлитового происхождения. Это россыпи юго-западной части о-ва Калимантан, в свое время давшие такие крупные именные алмазы, как "Звезда Саравака" (106.9 кар), "Султан Мартапура" и др. Источниками этих россыпей послужили брекчированные породы (т.н. "брекчия Памали") трубообразных тел серпентинизированных перидотитов мезозойского возраста, поставляющие в россыпи также МПГ и золото. Характерна повышенная твердость алмазов по сравнению с большинством других алмазоносных провинций, которая, по мнению М. Барде, как раз и отличает алмазы не кимберлитового происхождения. Наиболее древние из известных россыпных концентраций алмазов связаны с верхнемеловыми конгломератами формации Манунгул, однако основными объектами добычи были и остаются алмазоносные галечники и валунно-галечный аллювий современных долин, прослеживающиеся на 20-25 км, вплоть до побережья Яванского моря. В нижнем течении долин продуктивный аллювий гипсометрически залегает ниже уровня моря под толщей "пустых" осадков, мощность которых может достигать первых десятков метров. Эти погребенные алмазоносные долины продолжаются и на шельфе Яванского моря, что делает россыпи пригодными для дражной отработки с использованием установок, применяющихся при отработке погребенных и затопленных оловянных россыпей Малайзии и арх, Сунга.

В области мезозоид Юго-Восточной Азии располагаются известнейшие районы развития россыпей ювелирных и ювелирно-поделочных камней. Самые знаменитые из них располагаются на территории Бирмы (Мьянма), отчасти на прилегающей территории Пакистана и Таиланда. С зонами развития магнезиальных скарнов связаны крупнейшие россыпные месторождения ювелирного корунда (рубина) знаменитого Могоукского корундоносного района, расположенного в бассейне р. Шуэли в 100 км северо-восточнее Мандалая. Минерализация Могоукского района приурочена к Шанскому жесткому массиву и представлена корундоносными скарнами в составе толщи глубокометаморфизованных пород (гранулитов, гнейсов, кристаллических сланцев, кондалитов) архея. В пределах района, наряду с коренными месторождениями, широко распространены россыпи карстового комплекса, представленные в основном элювиально-склоновыми и склоновоаллювиальными россыпями верхних звеньев долинной сети, отрабатывавшиеся с глубокой древности (еще в каменном и бронзовом веках). Развитие карстовых процессов способствовало широкому распространению полигенных элювиально-склоново-карстовых россыпей. Рубиноносные щебнисто-гравийно-глинистые осадки мощностью от 1.5-2 до 15-25 м (т.н. "слои бион") распространены на пологих склонах долин, занимая понижения между останцами прочных мраморов. Они выполняют также неровности закарстованного плотика, карстовые воронки, полости и трещины (например, карстовая россыпь Холмы Садшижин). Помимо ювелирного рубина высокого качества, в россыпях встречается сапфир, благородная шпинель, гранат. 8 непосредственной близости от Могоука, в долине р. Напаи находится также крупное россыпное месторождение турмалина-рубеллита.

Другой тип россыпей ювелирного корунда (сапфира) распространен в центральной части территории Камбоджи в районе Пном Трап (округ Пайлин). Источником россыпной минерализации здесь являются плиоцен-нижнечетвертичные толеитовые базальты; иными словами, этот тип россыпей по источнику питания близок сапфировым россыпям Нового Южного Уэльса (Австралия) и Южного Приморья. Концентрации сапфира образуют горизонты остаточного обогащения в образованных по базальтам латеритах, а также короткие (несколько сотен метров) склоновые и ложковые россыпи в верхних звеньях долинной сети, дренирующей рудоносный массив. Россыпи в небольших объемах в различные годы отрабатывались кустарным способом; дальнейшие перспективы районы остаются неясными. Ле Конг Хай указывает на то, что сапфироносными являются также "молодые" щелочные базальты, слагающие потухшие вулканы на юге Вьетнама.

Весьма экзотичны также россыпи янтаря, распространенные на территории северной Мьянмы (районы Шуебо, Пакокку и др.), известные с I века до н.э. Они представлены двумя типами: прибрежноморскими россыпями в эоценовых углистых песчаниках и конгломератах серии Иравади, полого дислоцированных, и миоценовыми аллювиальными россыпями. Первичными источниками янтаря являлись его скопления в тинистых почвах меловых янтареносных лесов. Основная масса эоценовых россыпей формировалась в мелководном заливе, располагавшемся вдоль предгорного прогиба на границе с сооружениями бирманского замыкания альпид, ось которого проходила вдоль современной р. Иравади, Здесь существовали условия, в целом напоминавшие условия формирования "голубой земли" Самбийского п-ва. Наиболее богатые россыпи были сосредоточены в районе холмов Лабуанг, где известны сотни старых выработок, в некоторых из которых янтарь добывался с глубины 12-15 м. Голубые янтареносные глинистые песчаники дислоцированы в пологие складки, залегающие местами под углом 20°, литифицированы, слабометаморфизованы (подобно карпатским песчаникам, в результате чего янтарь приобрел красноватый и коричневый оттенки), и местами погребены под морскими глинами мощностью до 180 м. Аллювиально-озерные россыпи миоценового возраста представлены голубыми глинами, содержащими прослои угля, многочисленные окремнелые и ожелезненные древесные остатки. Отдельные находки янтаря в пределах провинции известны также на территории Таиланда.

Таким образом, в формировании россыпной минерализации рассматриваемой мегапровинции важнейшую роль сыграли:

- процессы мезозойской и раннекайнозойской тектоно-магматической активизации, определившие набор основных россыпеобразующих формаций;

- господство процессов тропического морфолитогенеза с характерными для него условиями высвобождения и транспортировки россыпеобразующих минералов и морфогенетическими типами россыпей;

- широкое развитие карстовых процессов (развитие тропического карста);

- позднекайнозойские деструктивные процессы вдоль окраины континента, определившие, совместно с эвстатическими колебаниями уровня океана, формирование разнообразых в минеральном отношении погребенных и затопленных шельфовых россыпей.

При ярко выраженном полиминеральном профиле россыпной минерализации мезозоид Восточной и Юго-Восточной Азии (Sn, Au, киноварь, алмазы, ювелирно-поделочные камни) отчетливый приоритет в сравнительной промышленной значимости россыпей принадлежит оловоносным россыпям, которые вывели эту территорию в число крупнейших оловодобывающих районов Мира; именно благодаря россыпным месторождениям, Юго-Восточная Азия удерживала эту позицию на протяжении многих десятилетий. К числу минеральных типов россыпей, с которыми связаны перспективы расширения россыпного потенциала мегапровинции, относятся также россыпи алмазов, как континентальные, так и на прибрежном шельфе.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информационный некоммерческий ресурс fccland.ru © 2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна