Молодая платформа (плита) на мезозойском складчатом основании

23.08.2019

Характерным примером россыпных провинций молодых плитных структур является современная шельфовая область северо-восточной оконечности Азии. Она представляет собой пассивную континентальную окраину (истинный пассивным шельф), сформированную на преимущественно мезозойском складчатом основании (включая блоки срединных массивов), чем и определяется металлогеническая специализация этих структур. Исследованиями трех последних десятилетий установлено, что Восточно-Арктический шельф с сопредельными приморскими впадинами (ВАШ) представляет собой крупнейшую россыпную провинцию, профиль которой определяют прежде всего золото, олово, а также TR, там, где складчатый субстрат сложен породами черносланцевой формации, и Nb, Zr — в области срединных массивов.

Заложение и прогибание ВАШ связана с раскрытием Арктического бассейна и распадается на два мегаэтапа: мезозойский, отражающий процесс раскрытия котловины Макарова, и кайнозойский, связанный с раскрытием Центрально-Арктического бассейна и рифтогенезом в области хр. Гаккеля. Таким образом, современная шельфовая область Восточной Арктики представляет собой повторное тектоническое образование, возникшее как результат поэтапной деструкции континентальной окраины, продолжающейся и поныне. Это достаточно мобильная область с миоценовым вулканизмом и высокой современной сейсмичностью.

Россыпная металлоносность провинции связана с кайнозойским этапом развития ВАШ и приурочена как к базальным горизонтам кайнозойского чехла, так и к определенным стратиграфическим уровням внутри чехла.

Кайнозойская история ВАШ распадается на четыре этапа — палеоцен-эоценовый, олигоценовый (вплоть до начала миоцена), миоценовый и плиоцен-четвертичный (незавершенный), которые отражают прогрессирующее расширение шельфовой области и поэтапную перестройку ее структурного плана. Продолжительность этапов составляет в среднем около 15 млн лет, за исключением последнего незавершенного, продолжительностью всего 5 млн лет. Начало каждого из этапов в общем плане отмечено усилением тектонической активности и расширением области субаэрального россыпеобразования с преимущественным формированием автохтонных россыпей в базальных горизонтах разреза; вторая половина — характеризуется расширением терригенных шельфовых бассейнов, в прибрежной зоне которых могли создаваться условия для формирования аллохтонных концентраций рудных минералов псаммитовой и алевритовой размерности (ильменита, циркона, мелкого и тонкого золота). Каждому этапу отвечают свои установленные и потенциально возможные типы россыпных концентраций в осадочном платформенном чехле. При этом следует иметь в виду, что составляющий специфику данной области ледово-криогенный тип литогенеза со свойственными ему условиями высвобождения, переноса и концентрации россыпеобразующих минералов, начал проявляться только с плиоцена и окончательно установился в плейстоцене. На ранних же этапах кайнозойского развития регион располагался в пределах тепло-умеренного климатического пояса, характеризовавшегося произрастанием тастахской (эоценовой) и тургайской (олигоценовой) флор (рис. 7). Иными словами, это означает, ископаемые россыпные формации, которые здесь преобладают, наследуют черты теплого гумидного литогенеза.

Россыпная минерагения двух первых этапов, палеоцен-эоценового и олигоценового, на изученных площадях характеризуется такими типичными платформенными формациями как металлоносные коры выветривания и аллювиальные россыпи ближнего сноса в широких планиморфных долинах и слабо врезанных логах, формировавшиеся в условиях предельного выравнивания территории (ископаемая РФ погребенного пенеплена) — эоценовые и олигоценовые пласты золотоносных россыпей северного фланга Куларского района, нижний пласт Чаанайской россыпи золота, ''водораздельные" планиморфные россыпи олова Ceвeро-Ляховского района. К этому же времени относится формирование нижних пластов россыпей в зонах тектонических уступов и в грабен-долинах, представляющих собой локальные деструктивные структуры, сопряженные с более крупными прогибами, по которым проникали морские трансгрессии. Последние не исключают потенциального присутствия также комплексных ПМР, принадлежащих к формации PФIV.

В миоцене имели место два процесса: с одной стороны, частичное разрушение пенеплена под влиянием активизировавшихся блоковых движений, что способствовало врезанию долин и формированию богатых золото- и оловоносных пластов, обогащенных продуктами перемыва коры выветривания (нижние пласты многих погребенных россыпей), а с другой стороны, новая и более обширная трансгрессия, С которой связаны наиболее древние известные пласты прибрежно-морского генезиса (например, в составе оловянных россыпей Северо-Ляховского района). Обе эти тенденции сохранились и даже усилились в начале последнего, плиоцен-четвертичного этапа (вплоть до начала плейстоцена), однако прогрессирующее погружение шельфовой области, распространение трангрессий и аккумуляция осадков на приморской равнине с постепенным переходом к ледово-криогенному типу литогенеза резко сократили арену россыпеобразования, ограничив ее небольшими по площади островными возвышенностями и непосредственным подножьем горного обрамления, Одновременно произошло погребение всех более древних россыпей.

Технические возможности и экономическая целесообразность ограничивают область, в пределах которой возможно обнаружение промышленных и потенциально-промышленных россыпей. Как правило, это область умеренного прогибания с мощностями рыхлого чехла не более 50-100 м, ширина которой колеблется от первых десятков километров (северное побережье Чукотки) до сотни километров на приморских равнинах Якутии, В крупных поперечных поднятиях типа Чокурдахско-Ляховской зоны на границе Лаптевского и Восточно-Сибирского седиментащтонных бассейнов протяженность перспективной зоны, простирающейся вглубь шельфа, может достигать нескольких сотен километров, В пределах таких зон наиболее перспективными являются островные сводовые и купольные морфоструктуры, в различной мере подвергшиеся процессам деструкции в процессе расширения шельфовой области. Именно здесь располагаются наиболее интересные в промышленном отношении уникальные и крупные по запасам многопластовые россыпи тектонических уступов и погребенных грабен-долин.

В пределах ВАШ можно выделить несколько типов россыпных районов.

(а) Золотоносные с примесью редкоземельной (куларитовой) минерализации — Куларский и Хараулахский в зоне погружения структур Верхоянского мегаантиклинория.

(б) Оловоносные, преимущественно в связи с источниками касситерит-силикатной формации — вся поперечная Чокурдахско-Ляховская зона и другие аналогичные структуры,

(в) Олово-золотоносные полиминеральные — северное побережье Западной Чукотки, включая Раучуанскую низменность, Чаунский район с золотыми россыпями Чаанайских холмов и оловянными россыпями Певекского полуострова, прибрежные равнины Центральной Чукотки с золотыми россыпями мыса Кибера, Рывеемского узла, Ванкаремской впадины, оловянными россыпями Биллингского узла и др..

(г) Редкометалльно-золото-оловоносные — в области срединных массивов типа Чукотско-Сьюардского на крайнем востоке провинции.

Рассмотренные примеры показывают, что большинство россыпных районов и провинций является полиминеральными. Эта черта проявляется на разном уровне — в сочетании различных по составу россыпных узлов, в наличии полиминеральных россыпных узлов, в комплексном составе самих россыпей. Россыпной потенциал провинций районов отражает не только металлогеническую специализацию пород коренного субстрата, но и сложную эволюцию земной поверхности с поэтапным включением в сферу денудации разнотипных коренных источников, с изменением тектоно-геоморфологического состояния территории и стиля литогенетических процессов. Все это находит отражение в закономерной смене типов россыпных формаций и сосуществовании разновозрастных ископаемых и современных россыпных формаций, относительная продуктивность которых может как нарастать, так и снижаться от более древних к более молодым. В частности, в двух из рассмотренных нами примеров именно ископаемые РФ являются наиболее продуктивными и заключают большинство промышленных месторождений; на Кольском же полуострове, где сильно влияние покровного четвертичного оледенения, роль ископаемых формаций практически сведена к нулю.

Говоря о россыпном потенциале тех или иных типов структур, россыпных формаций, стратиграфических уровней (эпох), все же следует иметь в виду не только и не столько общие предпосылки образования россыпей, сколько предпосылки возникновения россыпей таких типов, которые по уровню содержаний, масштабам, сочетаниям полезных минералов и способам извлечения могут представлять промышленный интерес с учетом потребности, требований промышленности, возможности технологий сегодня и в обозримом будущем. Иными словами, минерагенический анализ россыпных районов провинций ориентируется на выявление промышленных, потенциально-промышленных и перспективных типов россыпных месторождений.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информационный некоммерческий ресурс fccland.ru © 2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна