Луций Сергий Катилина

12.12.2020

Луций Сергий Катилина (лат. Lucius Sergius Catilina; родился не позднее 108 года до н. э., Римская республика — погиб в январе 62 года до н. э. близ Пистории, Римская республика) — римский политический деятель из патрицианского рода Сергиев, претор 68 года до н. э., наместник провинции Африка в 67 — 66 годах до н. э. Глава заговора против римского республиканского строя.

Биография

Катилина родился в знатной патрицианской семье Сергиев, которая традиционно вела своё происхождение от Сергеста, сподвижника троянца Энея. Когномен Catilina происходит от слова catulus (молодое животное, щенок, котёнок). Предки Луция носили другой когномен — Silus.

Плиний Старший упоминает, что прадед Катилины, Марк Сергий Сил (о нём упоминает и Тит Ливий), потерял руку и перенёс 23 ранения, но участвовал ещё в нескольких кампаниях с протезом и дважды бежал из плена Ганнибала. Дед — Марк Сергий Сил, предположительно, легат 168 года до н. э. Об отце известно только имя — Луций, но иногда его отождествляют с Силом, которого Цицерон упоминает как свидетеля по одному из дел в конце 110-х годов до н. э. У деда Катилины имелся и старший сын, вероятно, Марк, упоминаемый в источниках под 116—115 гг. до н. э. как монетный триумвир. Хотя семейство Сергиев было весьма знатным, последнего высшего магистрата из этого рода выбрали ещё в IV веке до н. э.

Точная дата рождения Катилины неизвестна; обычно она вычисляется из его претуры в 68 году до н. э. (закон Суллы требовал, чтобы в преторы могли избирать только людей в возрасте не менее 40 лет) и попадает на время не позднее 108 года до н. э.

В 89 году до н. э. Катилина служил в армии Гнея Помпея Страбона: сохранилась надпись, упоминающая некоего Луция Сергия, сына Луция, из Троментинской трибы, в числе офицеров Страбона. По-видимому, он занимал должность трибуна легиона или префекта вспомогательных отрядов, причём добиться должности он мог чуть ранее, в Испании. Во время Союзнической войны Катилина мог познакомиться с будущим триумвиром Гнеем Помпеем, сыном Страбона, служившим вместе с отцом. Кроме того, некоторое время под началом Страбона служил и Марк Туллий Цицерон, поэтому Луций мог знать и его. В 80-е годы до н. э. Катилина был одним из помощников Луция Корнелия Суллы. Во время гражданской войны 83—82 годов до н. э. или чуть позже Катилина, возможно, был легатом Суллы и действовал возле Пренесте. Хотя Сергий не подходил на должность легата по возрасту, предполагается, что диктатор мог пролоббировать назначение своего преданного сторонника квестором или ввести его в сенат в ходе пополнения этого органа. По другой версии, Катилина служил легатом уже после выхода своего покровителя в отставку — возможно, в Киликии вместе с Цезарем. Во время диктатуры Суллы Катилина принимал деятельное участие в его проскрипциях. По сообщению Квинта Цицерона, Катилина возглавлял отряд галлов, казнивших осуждённых на смерть, а также собственноручно убил своего зятя (мужа сестры) Квинта Цецилия. Плутарх упоминает и об убийстве Катилиной своего родного брата: якобы Луций сперва убил его, а затем попросил Суллу внести его имя в проскрипционные списки, чтобы получить награду. Впрочем, эпизод с убийством брата иногда считается вымышленным. Также ему приписывается убийство Марка Мария Гратидиана в 82 году до н. э: по сообщению Квинта Цицерона, Катилина протащил его через весь город, пытал его, после чего одной рукой отсёк ему голову, а другой рукой держал его за волосы. Впрочем, иногда предполагается, что вину за убийство переложили на Катилину, а реальным исполнителем или организатором мог быть Квинт Лутаций Катул, мстивший за отца.

Несмотря на то, что Катилина нажил определённое состояние во время проскрипций, он вскоре его растратил из-за безудержного стремления к роскоши. В 73 году до н. э. Катилину обвинили в сожительстве с весталкой Фабией (сводной сестрой жены Марка Цицерона), хранившей обет безбрачия. Луция и Фабию обвинили в кощунстве и святотатстве, но благодаря защите влиятельного сулланца Квинта Лутация Катула судьи признали Сергия и Фабию невиновными. Возможно, Катул — старший в коллегии понтификов — даже председательствовал на этом судебном процессе, поскольку великий понтифик Квинт Цецилий Метелл Пий в это время участвовал в Серторианской войне. Повышенное внимание к благочестию жриц-весталок могло быть вызвано поражениями римлян в начале восстания Спартака: римляне неоднократно искали причины военных поражений в нарушении священных обычаев.

Несмотря на память о недавнем судебном деле, Катилина сумел добиться преторства на 68 год до н. э. (вероятно, при поддержке своих друзей и ветеранов Суллы); встречается также предположение, что Катилина был претором раньше. После претуры Катилина был отправлен наместником (пропретором) в Африку, где нещадно грабил местное население. После возвращения из Африки Катилина попытался поучаствовать в выборах консулов на 65 год до н. э., но председательствующий консул Луций Волькаций Тулл не допустил Сергия к выборам: его обвинили в незаконном обогащении на посту. Обвинителем Луция в суде по делам о вымогательстве магистратов (quaestio de repetundis) выступил Публий Клавдий Пульхр (в будущем — демагог Клодий), а защищал наместника Марк Туллий Цицерон.

Около 65 года до н. э. Катилина убил пасынка богатой вдовы Аврелии Орестиллы, сестры одного из народных трибунов 64 года до н. э., чтобы жениться на ней. Ранее Катилина уже был женат (на Гратидии, двоюродной тётке Марка Туллия), причём Цицерон намекает, что смерть первой жены была на совести Луция.

Моральный облик Катилины

Составленная современниками Катилины историография содержит образ Катилины как вместилища всех известных на тот момент пороков. Многие обвинения, которые создают облик Катилины как предельно аморального человека, содержатся в работе «О заговоре Катилины» Гая Саллюстия Криспа, написанной позднее, а также в направленных резко против самого Катилины речах Цицерона. В то же время, ещё в известном под названием «Краткое наставление по соисканию» письме Квинта Цицерона своему брату Марку (написано до проходивших в середине 64 года до н. э. выборов консулов на следующий год) упоминается как общеизвестный факт в том числе и сожительство Катилины с весталкой. А, кроме того, по свидетельству того же Марка Туллия, Луций состоял в гомосексуальной связи с будущим консулом Авлом Габинием.

Наиболее часто в качестве обвинения в аморальности использовались следующие факты из его биографии: участие в проскрипциях Суллы, когда он убил Цецилия и Мария Гратидиана, проматывание нажитых денег, сожительство с весталкой, совращение малолетних, грабительская политика во время наместничества, многочисленные подкупы и лжесвидетельства.

Заговор Катилины

Ещё в 65 году до н. э. Луций Сергий Катилина планировал убийство консулов-десигнатов Луция Аврелия Котты и Луция Манлия Торквата, а также некоторых других сенаторов, обеспечив впоследствии властью, в результате успешного исхода дела, своих приверженцев. Когда этот «первый план» не удался, Катилина выступил кандидатом на консульство в 63 году до н. э., но его вновь постигла неудача: консулами были выбраны Марк Туллий Цицерон и Гай Антоний, приятель Катилины, которого Цицерон постарался привлечь на свою сторону, без жеребьёвки предоставив тому богатую Македонию, что было очень кстати для поправления расстроенных денежных дел Антония. Раздражённые неудачей, заговорщики постановили действовать решительнее: Катилина стал собирать в Фезулах под начальством храброго Гая Манлия солдат и оружие и решил выступить снова кандидатом на консульство, убить во время комиций Цицерона и во что бы то ни стало добиться власти. Через любовницу одного из заговорщиков этот план стал известен Цицерону, и 21-го октября сенат дал консулам чрезвычайную власть для охранения государственного порядка. 28 октября, в день выборов, Цицерон явился на Марсово поле в сопровождении вооружённого отряда, и план Катилины снова не удался. Между тем восстание в Этрурии уже началось, и медлить далее в Риме было опасно. Задуманное Катилиной на 7 ноября убийство Цицерона опять не удалось, и Цицерон произнёс в сенате свою первую знаменитую речь против Катилины, которого он в лицо обвинял в заговоре. Катилина бежал в Этрурию и провозгласил себя там консулом, после чего Цицерон на форуме сказал 2-ю речь, а сенат объявил Катилину и Манлия врагами отечества.

Публий Корнелий Лентул, оставшийся в Риме главой заговора, сделал крупную ошибку, завязав сношения с пребывавшими тогда в Риме послами галльского племени аллоброгов и дав им письма к вождям их племени. Аллоброги всё открыли правительству, которое при выезде галлов из Рима (в ночь с 2 на 3 декабря) арестовало их и отобрало столь нужные ему в то время письменные улики против заговорщиков. Лентул и ещё три заговорщика (Цетег, Габиний и Статилий) тотчас были арестованы, и 5 декабря сенат по предложению Цицерона своей властью, вопреки закону, осудил их на смерть. В пользу казни говорили Цицерон (4-я катилинарская речь) и Катон, а против — Гай Юлий Цезарь, едва не лишившийся за это жизни при выходе из курии. Схваченные заговорщики были в тот же день казнены, и дело Катилины было проиграно в Риме. В начале следующего года сам Катилина, армия которого, ранее состоявшая из 2 легионов, теперь значительно поредела, был при Пистории разбит правительственными войсками Квинта Цецилия Метелла и консуляра Гая Антония Гибриды, и пал в битве. Заговор был подавлен; Цицерон считал себя спасителем Рима и получил титул «отца отечества». Источники наших сведений о Катилине (главным образом Цицерон и Саллюстиево сочинение «Bellum Catilinarium») страдают односторонностью и оставляют не вполне выясненными некоторые вопросы, например, о политической программе заговорщиков и об отношении к ним Цезаря.

Только тогда, когда битва завершилась, и можно было увидеть, как велики были отвага и мужество в войске Катилины. <…> Самого Катилину нашли далеко от его солдат, среди вражеских тел. Он ещё дышал, и его лицо сохраняло печать той же неукротимости духа, какой он отличался при жизни. Саллюстий, О заговоре Катилины, 61

Известно, что вскоре после смерти была сооружена могила-кенотаф Катилины, к которой родственники и сторонники возлагали цветы и поминали его ритуальными возлияниями.

Память о Катилине

В историографии сложились зачастую противоположные взгляды на Катилину: его оценивают и положительно, и отрицательно; в нём видят и марионетку, и самостоятельного игрока, едва ли не предшественника Цезаря.

Оба главных источника о жизни и деятельности Катилины — Цицерон и Саллюстий — настроены к нему весьма враждебно. Оба этих автора — современники заговора. Впрочем, «О заговоре Катилины» Саллюстия не имеет характерных признаков личного опыта, на основании чего предполагается отсутствие Криспа в 63 году до н. э. в Риме или даже в Италии.

В Средние века имя Катилины было хорошо известно в Италии по сочинениям популярного в то время Саллюстия. Кроме того, он стал героем множества местных легенд во Флоренции и её окрестностях. В частности, его деятельность упоминалась во многих средневековых городских хрониках. Придумывались и новые приключения Катилины — как военные, так и любовные. Благодаря известности Катилины известный во Флоренции род Уберти (Уберти) объявил его своим прародителем. Впрочем, его деятельность не считалась примером в политике. Напротив, даже радикальные реформаторы избегали ассоциаций с Катилиной, чаще прибегая к почерпнутому у того же Саллюстия образу Гая Меммия, клеймившего аристократию, но требовавшего уважать законы и избегать насилия.

В Новое время в Европе Катилина долгое время ассоциировался с абсолютным злом и пороком, однако с XIX века его всё чаще рассматривают как романтического борца за свободу. Отрицательно относился к Катилине Макиавелли. В памфлете Томаса Гордона (Томаса Гордона) рисовался иной образ Катилины: эпикуреец, благородный в своих устремлениях. Традиционный взгляд на Катилину выражали, в частности, Бен Джонсон и Вольтер, а пытались очеловечить Проспер Кребийон (старший), а также многие авторы XIX века — Генрик Ибсен, Рафаэлло Джованьоли. Александр Блок в 1918 году, находясь под влиянием событий своего времени, приписал Катилине стремление разрушить старый мир и уничтожить рабство. Самого Луция он сравнивал с римским большевиком, а действия Цицерона сравнивал с белым террором.

Катилина в литературе
  • Бен Джонсон. Заговор Катилины (1611);
  • Проспер Кребийон (старший) (1742);
  • Вольтер. Спасённый Рим, или Катилина (1752);
  • Александр Дюма-отец. Катилина (1848);
  • Генрик Ибсен. Катилина (1850);
  • Рафаэлло Джованьоли. «Спартак» (1874);
  • Александр Блок. Катилина. Страница из истории мировой революции (1918).


Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информационный некоммерческий ресурс fccland.ru © 2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна